проект

«В кормлении грудью отказать»

ссылка на проект

авторы

Леонид Агафонов, автор проекта «Женщина. Тюрьма. Общество»;

Наталия Донскова, журналист;

Алексей Сергеев, дизайнер, копирайтер

финансирование

собственные средства

Ко Дню защиты детей команда правозащитного проекта «Женщина. Тюрьма. Общество» выпустила расследование с интерактивной картой и инфографикой о тюремных родах. Авторы рассказали, где найти специалистов для работы с Data и почему нельзя упрощать текст проекта в угоду читабельности.

года работы

тысяч просмотров

человек в команде

Леонид Агафонов
правозащитник

Я хотел запустить это расследование, когда правозащитный проект «Женщина. Тюрьма. Общество» только появился, но в 2016 году у меня не было ни команды, ни ресурсов. В расследовании о беременных в тюрьмах мы проделали очень большую работу — обработать такое количество данных в одиночку я бы не смог.

Семьдесят процентов проекта мы сделали в Польше. Нас пригласили в польский офис уполномоченного по правам человека, чтобы показать, как работает местная тюремная система, обсудить разницу в подходах. Так мы узнали, что в Польше существует специальный дом ребенка, в котором нет решеток на окнах, а охранникам запрещено ходить в форме, чтобы не травмировать детскую психику. В российских тюрьмах дети, напротив, растут дикими — до трех лет они живут вместе с мамой‐заключенной в обычных камерах, ползают по бетонному полу и не видят ничего, кроме колючей проволоки.

В проекте представлены фото родильных домов для заключенных

Ключевое слово проекта «В кормлении грудью отказать» — милосердие: общество должно быть милосердно к женщинам, которые оступились, а особенно — к их детям, которые не должны страдать из‐за того, что сделали их родители.

За время работы над этой темой я заметил, что дети для бывших заключенных — серьезный сдерживающий фактор. Она боится его потерять — ведь при аресте женщины ребенка чаще всего отнимают — и старается не нарушать закон.

Интерактивный маршрут заключенных

Этот проект отличается от предыдущих количеством и качеством мультимедийных элементов. В структурировании и визуализации данных нам помогли специалисты на хакатоне Data Monitor в Санкт‐Петербурге.

Команда проекта на хакатоне. Источник: Теплица социальных технологий

Для хакатона мы подготовили презентацию, рассказали его участникам, какими материалами и ресурсами обладаем и что нам нужно для завершения работы. Дата‐журналист Андрей Дорожный и директор по аналитике Проектного центра «Инфометр» Вячеслав Романов сделали интерактивную карту и инфографику для проекта.

В России существует всего тринадцать специальный колоний, в которых могут содержать женщин с детьми. Иногда между домашним регионом и такой колонией — две тысячи километров. Интерактивной картой мы хотели показать процесс этапирования, а также сложность и дороговизну визитов родственников к заключенным.

Наталия Донскова
журналист

Карту сделали общими усилиями. Я собирала информацию, а Леонид ее проверял. Мы перенесли все сведения о колониях, расстояниях между ними и стоимости поездок для навещающих в таблицу в Экселе. Там же указаны ресурсы, которыми мы пользовались для поиска информации.

На основе таблицы Вячеслав Романов создал на хакатоне многослойную карту на платформе Гугл Карты. Сейчас он ее дорабатывает и переносит на другую площадку с помощью Leaflet. Также мы планируем перевести карту на английский язык.

На карте показано, где рожают женщины‐заключенные и как до них добраться

Я довольна работой на хакатоне. Мы сделали понятную и удобную архитектуру данных и теперь можем просто улучшать форму их визуализации. Главное, что вся информация собрана и проверена.

Мультимедийные элементы — это не только работа дизайнера и специалистов по данным, но и большая экспертная работа. Когда мы трудились над картой, часто советовались с Леонидом — он работал в Общественной наблюдательной комиссии, мониторил соблюдение прав человека в тюрьмах, так что может за пять минут найти нужный источник данных. Леонид объяснял, например, куда этапируют заключенных с детьми из отдаленных уголков страны, где можно найти списки колоний с указанием регионов.

О таком отклике мы и не мечтали

Леонид Агафонов

Целевая аудитория проекта — не только бывшие женщины‐заключенные и их родственники, но и просто мамы. Наташа разместила ссылку на проект в соцсетях в группах для мам, и мы получили сильный отклик.

Читатели отнеслись к теме расследования с состраданием и милосердием. Люди шокированы тем, что в тюрьме беременную женщину заставляют таскать тяжести, чтобы у нее поскорее начались схватки и ее можно было везти в больницу. Их поразило, что через два часа после родов маму везут обратно в камеру, а младенец остается в роддоме.

Наш проект о тюремных родах задуман как кампания изменения законодательства в интересах беременных и женщин с детьми. Мы запустили петицию на Change.org. Я надеялся, что мы наберем 3–5 тысяч подписей. За пять дней после релиза мы набрали 15 тысяч — о таком мы и не мечтали.

На сайте Change.org читатель может подписать петицию в защиту детей женщин‐заключенных

После расследования «В кормлении грудью отказать» мы планируем и дальше работать над этой темой, сравнить смертность детей в тюрьме в 1947 году и современные данные, осветить ситуацию с позиций ФСИН и Минздрава. Также мы планируем запустить офлайновые акции на улицах в поддержку тюремных детей.

Наталия Донскова

Чтобы оценить успешность проекта, я использовала Гугл Аналитикс. Посетителей у нас немного, речь идет о сотнях читателей. Чаще всего нас читают в России, Украине, Беларуси, затем — в США и Великобритании. Среднее время на сайте — 7 минут.

Я работаю над тем, чтобы о расследовании узнало как можно больше людей. Мы постарались настроить проект так, чтобы его хорошо видели поисковые системы. Название «В кормлении грудью отказать» было придумано из SEO‐соображений — в интернете очень много запросов по ключевой фразе «кормление грудью».

Главная страница проекта

В целом, проект читается тяжело. У меня было желание пересобрать материал, разбить его на короткие простые истории для соцсетей, но Леонид считает, что важно приучать аудиторию к чтению серьезных лонгридов.

Почему упрощать контент — не выход

Леонид Агафонов

Наша команда — единственная в России исследовательская группа, которая занимается тюрьмами, если не считать примитивных официозных работ ФСИН. Упрощение материалов ведет к искажению сути, а в нашем проекте должна быть настоящая проверенная информация, на которую можно ссылаться.

Героиня проекта Саша рассказывает о кормлении грудью в тюрьме

Обязанности журналиста и эксперта в нашей команде строго разделены. Моя задача — дать нейтральную оценку ситуации, определить, достоверна ли полученная журналистами информация. Пусть наши объективные расследования читаются хуже слезливых историй и плохо понимаются, но я уверен, что рано или поздно люди захотят получать не эмоции, а добротные, проверенные факты.

Совет

Герои интервью могут манипулировать информацией, чтобы выставить себя в лучшем свете, отомстить бывшему начальству или в иных целях. Чтобы создать правдивую мультимедийную историю, отсеивайте чужие мотивации и публикуйте только проверенные факты.

Над материалом работала
Анастасия Палихова

Иллюстрации:
скриншоты проекта
«В кормлении грудью отказать»

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Читайте также

Понравился материал? Вы можете поделиться им со своими коллегами и друзьями: