проект

«Принятие»

ссылка на проект

авторы

Анна Артемьева,
шеф‐редактор
мультимедиа отдела
«Студия» «Новой газеты»,
Елена Милашина,
специальный корреспондент
«Новой газеты»

финансирование

Редакция «Новой газеты»

Мультимедийный проект «Новой газеты» о массовом притеснении геев в Чечне — серия анонимных монологов о том, что значит быть гомосексуалом на Кавказе. Автор Анна Артемьева рассказывает, с каким трудом создавался проект.

героев

тысячи посетителей сайта

человек в команде

Анна Артемьева,
шеф‐редактор мультимедиа отдела «Студия» «Новой газеты»

 
В апреле 2017 года в «Новой газете» вышло журналистское расследования моей коллеги Елены Милашиной «Убийство чести». Там была общая информация о преследовании властью гомосексуалов в Чечне. В последующих материалах уже появлялись монологи пострадавших, свидетельства, но в целях безопасности героев их имена и фотографии не публиковали. Все свидетельства жертв пыток были анонимны. На ноябрь прошлого года не было ни одного заявления в правоохранительные органы — специфика региона и воспитание чеченцев таковы, что они не могут себе позволить открыто сообщить, что их пытали из‐за сексуальной ориентации. Это невозможно сказать в чеченском обществе — для них это настоящий позор для себя и для своего рода. Только один русский парень, который жил в Грозном, написал заявление в органы и открыл свои имя и лицо. В нашем проекте он также единственный не анонимный герой. Но этот человек не чеченец, он может позволить себе просто уехать из Грозного, у него там нет семьи.

На обложке — видео Ниагарского водопада. В этом есть особый смысл

Всё лето прошлого года «Новая газета» вместе с ЛГБТ‐сетью эвакуировала чеченцев‐гомосексуалов, которые решили уехать из республики. Нам удалось вывезти 106 человек, их приняли шесть стран.

«Покажите этих людей!»

После первых публикаций в Чечне началась кампания против журналистов и правозащитников, в частности, против журналистов «Новой газеты». Нам говорили: «Покажите этих людей! Если вы говорите о сотнях пострадавших, то где они?». Я понимала, что мы должны их показать, дать им голос, что нужно помочь им высказаться не только о пережитом за время травли, но и о том, как они жили со своей ориентацией всю жизнь, и что вообще такое — быть геем на Кавказе.

Но как это сделать? Понятно, в данном случае не может быть портретов с узнаваемым, открытым лицом. И, тем не менее, это должны быть портреты и прямая речь. Нам нужны были не 1–2 героя, а хотя бы человек десять. Мы с коллегами долго обсуждали, как это сделать, и решили, что будем работать только с теми людьми, которые находятся в безопасности. Поэтому, нужно было ехать в те страны, которые приняли наших граждан.

С каждым из героев договаривалась об интервью непосредственно на месте. Обсуждать что‐то заранее, во‐первых, опасно, во‐вторых, практически бессмысленно. Мои знакомые, которые работали с этими ребятами, говорили, что люди откажутся от общения, они уже и так измучены многочисленными интервью в посольствах, что ребята не доверяют журналистам. Меня предупреждали, что я зря еду, но я понимала, что такие вещи нужно обсуждать с потенциальными героями с глазу на глаз.

Все пейзажи стран выполнены в одном стиле: пасмурная погода и холодная вода

Встречаясь с ними, я рассказывала, кто я и откуда, что хочу сделать, но многие отказались от интервью, потому что боятся, хотя уехали из России. А те, кто согласился, сделали это с трудом. Мы часами обсуждали с ними то, как будем работать — эти ребята, конечно, беспокоятся за свою жизнь, и мы должны были гарантировать их анонимность в материале. В каждой из стран, которые их приняли, есть чеченские диаспоры — травля продолжается и там. Кроме того, у героев материала остаются семьи в Чечне, и как бы эти люди не хотели справедливости, отмщения, торжества закона, они не могут себе позволить говорить открыто.

В итоге, некоторые ребята доверились и согласились на фото, но с условием, что их будет невозможно узнать по фотографии. Для меня, как для фотографа, было важно, чтобы это были не просто черные бесформенные силуэты — хоть и без лица, но это должен быть портрет. В итоге все портреты сделаны со спины. Однако всё, что я могла сообщить — какую‐то конкретику про человека, его особенности — всё это есть на фотографиях.

На портретах нет лиц героев, но они остаются индивидуальностями

«Рассказывать одним людям о том, как живут другие»

Я не знаю, что конкретно это проект дает аудитории, но свою цель я формулирую словами моего учителя, фотожурналиста Сергея Максимишина. Он говорит, что задача журналистов одна — рассказывать одним людям о том, как живут другие. Всё, что мы делаем, укладывается в эту простую миссию.

С одной стороны, этот проект стал максимально возможным в этой ситуации свидетельством о преступлении. С другой стороны, это исповедь, искренний рассказ о личном, очень интимном опыте, который переживают кавказцы нетрадиционной ориентации. Об этом мы очень мало знаем.

Мне было важно, что парни говорят не только о том, как их пытали. Они рассказывают, как жили все эти годы, как осознали, что они геи. Как не принимали себя и женились, пытаясь бороться со своей природой. Они говорят и о своих отношениях с Богом — многие из героев проекта верующие, ходят в мечеть. Есть ребята, которые считают себя грешниками. Люди рассказывают искренне о своих личных вещах. Это что‐то вроде дневника. Один парень со мной поделился, что только когда уехал, впервые произнес «я гей». У него от этого все внутри переворачивается, потому что, он сам этого не принял до сих пор. А парню уже за тридцать.

Проект называется «Принятие». Мы искали слово, которое не было бы связано с жесткой повесткой, чтобы смысл был многогранным. Вся история, с одной стороны, про принятие миром этих ребят. С другой — про принятие ими самих себя.

По этой же причине в материале черные фотографии героев чередуются со светлыми пейзажами стран, в которые они уехали: с одной стороны, это внешний мир, который приютил наших ребят, а с другой — это мир внутренний, где человек сидит, отвернувшись к черной стене, и что‐то тихо рассказывает о важном для него.

Тёмные портреты героев чередуются с контрастными светлыми пейзажами

Символизм в журналистике

Мы долго думали над обложкой, не знали, что там должно быть: фото Чечни, радужный флаг или гей‐парад где‐то в Канаде. Потом ответ пришел сам. В итоговом варианте проекта мы поставили на заставку Ниагарский водопад. Кстати, через весь проект проходит вода — это единство и свобода, но, в то же время, это равнодушие мира, который принимает тебя таким, какой ты есть.

12 героев

Я сразу решила, что буду снимать портреты героев со спины и везде будет одинаковый студийный свет. И, хотя это разные локации и разные страны, возникает ощущение, будто всё снято в одном помещении. Расстановку текстов придумали уже после съемок, потому что я не знала, расскажет ли кто‐то из них о себе или нет.

Мы выстроили структуру проекта так: 12 героев — 12 портретов с самыми яркими цитатами. Можно просто пролистать слайды, читая только эти короткие тексты. А если хочешь узнать больше, то можно кликнуть по фотографии каждого героя и прочитать весь монолог.

Еще я с самого начала знала, что последним в материале будет портрет Максима Лапунова, русского парня, который жил и работал в Грозном.

Максим единственный отказался от анонимности и написал заявление в правоохранительные органы

В итоге, получилось 11 портретов со спины и один человек, чье лицо мы видим. В общем, финал, к которому всё идет — это он.

Чечня читает

Проект «Принятие» мы опубликовали на главной странице сайта «Новой газеты» и перепостили во всех редакционных соцсетях. Также, мы сделали короткий трейлер, для соцсетей и нашего канала на Ютубе.

Трейлер проекта «Принятие» назвали «Монологи боли»

Нам было важно, чтобы материал прочитали молодые люди в Чечне, потому что там не говорят про гомосексуализм, им неоткуда об этом узнать. Нужно было рассказать обо всем очень спокойно, достойно, выдержать интонацию, не переходя границ, без ЛГБТ‐манифеста, чтобы люди были услышаны своими — родственниками, друзьями, близкими. Мы смотрели аналитику просмотров — Грозный был в пятерке городов, откуда заходят пользователи на страницу проекта. И это было самое важное — Чечня читает.

Почти у каждого героя есть монолог, в котором он подробно рассказывает свою историю

От аудитории был, конечно, и хейтспич — это традиционно для «Новой газеты». Были комментарии, что мы всё придумали, что наши герои — муляжи. Но, в основном, люди сочувствовали.

Много читателей приходили с портала gay.ru, который опубликовал ссылку на проект. Было много перепостов, много откликов от коллег. Сейчас все наши сообщения о Чечне сопровождаются ссылками на этот проект.

Команда и финансирование

Над «Принятием» работали шесть человек. Я — автор, фотограф и интервьюер, а также мои коллеги, журналисты «Новой»: Елена Милашина (автор), Ольга Боброва (редактор), Надежда Мироненко и Глеб Лиманский (видеоредакторы). Также мы консультировались с профессиональным психологом Наной Оганесян.

Наш внештатный веб‐дизайнер Павла Павелецкая сверстала проект на Readymag. Мы в «Новой газете» делаем спецпроекты именно на этой платформе, так как проектировать отдельный сайт и коды — дорого и долго.

«Принятие» появилось после серии публикаций Елены Милашиной о ситуации с гомосексуалами в Чечне

Проект создан на средства «Новой газеты»: вся команда, кроме одного дизайнера, — это штатные сотрудники редакции. Основными затратами оказались билеты для фотографа в страны, принявшие наших ребят.

Сам проект мы сделали очень быстро, можно сказать, стремительно. До начала работы несколько месяцев мы дискутировали внутри редакции о том, будем ли мы вообще этим заниматься. А потом за месяц отсняли материал, сверстали и опубликовали материал. Мы торопились из‐за редакционного дедлайна — проект должен был стать итогом работы по теме чеченских гомосексуалов в 2017 году. Из‐за спешки проект получился не идеальным: если по содержанию у нас всё получилось, то в технической составляющей много ошибок. Например, короткие закольцованные видео в проекте (виды стран между портретов героев) постоянно подвисают, как бы мы их не уменьшали.

Над материалом работал
Илья Кудинов

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Принятие»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!