проект

Топография террора

ссылка на проект

авторы

Александра Поливанова,
Михаил Сергиенко

финансирование

Гранты фонда «Династия»,
фонда Владимира Потанина,
фонда поддержки российских СМИ «Среда» и других фондов

Многослойный проект Международного «Мемориала» с помощью карты, таймлайна и мультимедийных материалов рассказывает об истории политических репрессий в Москве.

тысяч посетителей сайта

объектов на карте

исследователь

Александра Поливанова,
куратор проекта «Это прямо здесь»

Мы восстанавливаем ослабленные связи современного москвича с местом, с городом, с предыдущими и нынешними поколениями горожан. Из этих связей и памяти складывается идентичность человека: кто мы такие? кто здесь жил до меня? как я отношусь к тем, кто стал жертвой советской власти, и к тем, кто несет ответственность за преступления против человека в Москве и вообще в СССР?

Проект «Это прямо здесь» начинается с карты Москвы — на ней отмечены проявления советского тоталитаризма

Из ответов на эти вопросы складывается система ценностей, от которой зависит, какое общество мы хотим построить сейчас.

Взламываем тоталитаризм

Идея проекта подготовлена всей деятельностью «Мемориала» со времен основания: с конца 1980-х годов организация занималась сохранением памяти о жертвах политических репрессий в СССР. С самого начала организация собирала и изучала частные архивы, добивалась доступа в государственные, создавала базы данных жертв политического террора. Разумеется, накапливались сведения о топографии происходивших событий, как в Москве, так и по всей стране.

Я пришла работать в «Мемориал» в 2012 году. Предполагалось, что я займусь просветительскими проектами на основе уже известных данных и исследований, например, организацией экскурсий по Москве, чтобы показывать людям, где и что находилось в ранние годы советской власти, в годы сталинского террора и позже.

В конце 2013 года мы провели первые экскурсии «Топография террора. Лубянка и окрестности», а в 2015 году удалось запустить первую версию сайта, который мы назвали «Топография террора». В качестве мотто у нас звучала фраза «Это прямо здесь».

Материал можно изучать по интерактивной карте, либо перейти к текстам

Постепенно мы поняли, что смысл «Это прямо здесь» нам важнее, чем «Топография террора». Нам очень важно, что наш проект, наши исследования касаются каждого из нас, находятся совсем близко к человеку как 1930-х годов, так и к человеку 2010-х годов. Мы не просто исследуем террор, мы изучаем детали, касающиеся обстоятельств жизни и гибели человека. Этим мы как бы взламываем тоталитаризм и тоталитарное сознание.

Команда

Мы очень благодарны Арсению Рогинскому (российский историк и правозащитник, общественный деятель, политический заключенный начала 1980-х годов, первый председатель правления Международного общества «Мемориал»).

За каждой точкой на интерактивной карте — история

Над проектом трудится огромная команда из исследователей, архивистов, редакторов, экскурсоводов, фотографов, операторов, картографов, программистов, дизайнеров. Обязанности распределяются обычно в соответствии как с необходимыми задачами, так и с собственным интересом исследователя. Многие коллеги из «Мемориала» помогали нам на протяжении всей работы над проектом.

Финансирование и инструменты

Михаил Сергиенко,
разработчик проекта «Это прямо здесь»

Проект стоил нам нескольких лет жизни, большого напряжения и больших ресурсов как человеческих, так и финансовых. Гранты искали везде, где они есть: в фонде «Династия», Благотворительном фонде Владимира Потанина, в Фонде поддержки российских СМИ «Среда», в Комитете общественных связей города Москвы, в фонде Генриха Белля и многих других местах.

Наш сайт работал на Drupal, но мы переписали его фронт-энд и сделали карту на Mapbox. Обилие форматов придумали сразу, что-то оптимизировали в процессе, учитывая отзывы пользователей. Сейчас у нас есть карта, мультимедийные лонгриды, таймлайн. В проект есть несколько точек входа: через карту и сами тексты.

О репрессиях шаг за шагом

Работу над проектом мы разбили работу на несколько этапов. Сначала мы обозначали проблему, например, «Концлагеря начала 1920-х годов в Москве». Потом изучали все имеющиеся открытые источники: мемуары, опубликованные документы, исследования историков, старые карты и планы города, периодику 1920-х годов. Потом шли в архивы, искали фонды, которые имеют отношение к этим концлагерям.

«Система лишения свободы» — это дополнительный контент в проекте, собранный в виде таймлайна

Дальше нужно было перелопатить тысячи страниц несущественных дел, чтобы отыскать то, что нужно: схемы лагерей, описания быта, статистику. Попутно выяснили, что заключенных из двадцати московских концлагерей отправляли на принудительные работы практически по всей Москве. Таким образом возник новый слой на карте — «Принудительный труд 1920-х годов». Потом все объекты, которые мы нашли, нужно было сверить со старыми картами города, ведь с тех времен многое изменилось: названия улиц, нумерация домов, планировка целых районов. И уже после этого мы визуализировали эти данные на карте проекта.

Самое трудное — то, что многие интересные вопросы остаются для нас неразрешимыми. Мы подозреваем, что ответы на них содержатся в архиве ФСБ, но доступа туда мы не имеем. Тем не менее, у нас много других источников. И чтобы их проработать, понадобится еще много лет.

Продвижение ценностей

Периодически нас приглашают презентовать сайт на разных площадках, но наши главные инструменты — это социальные сети, а также уличные экскурсии и лекции в разных районах Москвы. Информация о проекте распространяется через соцсети, про него пишут СМИ. В интернете много положительных отзывов о нём. Периодически бывают нападки со стороны фриков, но это довольно маргинальные комментарии, мы на них не обращаем внимания.

Сотрудники «Мемориала» регулярно водят экскурсии по местам, связанным с террором

Еще для вовлечения людей в нашу работу мы придумываем разные проекты, например, осенью 2017 года мы провели медиахактон, на котором профессиональные журналисты вместе с картографами, программистами, студентами и выпускниками факультетов журналистики, истории создавали материалы на основе данных, которые мы собирали для «Это прямо здесь».

Эти материалы создали разные СМИ после медиахакатона

Для нас важно не столько продвижение проекта, сколько популяризация контента и ценностей, которые мы считаем важными.

Над материалом работал
Илья Кудинов

Иллюстрации:
скриншоты проекта
«Это прямо здесь»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Pin It on Pinterest