Сайт Numbeo — как из личного запроса вырос международный проект

Сайт Numbeo — как из личного запроса вырос международный проект

Сайт Numbeo — как из личного запроса вырос крупный международный проект

ссылка на проект

авторы

Младен Адамович
Numbeo — крупнейшая в мире база данных о стоимости и о качестве жизни. Основатель ресурса Младен Адамович в интервью Оксане Силантьевой рассказал, как создавал ресурс, как собирается и проверяется информация.

человек в команде

тысяч уникальных пользователей

тысяч евро — доход сайта

— Как был создан сайт Numbeo, какие вопросы вам надо было решить с помощью этого проекта?

Младен Адамович

Младен Адамович

основатель проекта Numbeo

— Больше десяти лет назад я работал на одну крупную международную компанию. После некоторого периода работы ко мне обратился глава компании и сказал: «У тебя не очень-то хорошие показатели, но мы понимаем, что ты очень умный, ты нам нравишься, и мы хотим дать тебе второй шанс. Мы видим, что есть проблема, но не знаем, что служит её причиной.

Если проблема в городе, выбери другой, где у нас есть инженерный отдел, и мы тебя туда переведём. Если считаешь, что проблема в проекте — выбери другой проект, и мы переведём тебя на этот проект. Не торопись, подумай и реши».

Я тогда мог прикинуть, какова будет моя зарплата в этой компании в определённом городе, если я перееду. А сколько составили бы мои расходы на жизнь в месяц, если бы я переехал, скажем, в Нью-Йорк? И я стал искать город в Google, чтобы это узнать, также забивал много поисковых запросов: «стоимость жизни в Нью-Йорке», «стоимость жизни в Токио», «стоимость жизни в Лондоне». И вскоре понял, что такая информация не систематизирована, и мне надо каким-то образом её структурировать, чтобы подготовиться к ответу. Стал думать — а почему до сих пор никто не сделал такую «Википедию», где можно было бы сравнить расходы на жизнь в разных городах мира?

Когда я покинул ту большую компанию и переехал в Белград, чтобы создать свой сайт Numbeo. Через пару лет он вырос в вебсайт номер один по сравнению уровня жизни. Это самый популярный ресурс такого рода в мире, и, согласно оценкам специалистов, его трафик сравним с трафиком крупной мультинациональной консалтинговой компании McKinsey и немного уступает трафику журнала «Экономист». Есть и другие компании, которые примерно в то же самое время сделали что-то похожее на Numbeo, но у них примерно в три раза меньше трафика. Так что сайт Numbeo весьма известен по всему миру.

Информация о стоимости жизни в крупных городах дается в кратком виде

— Это пример того, как ваш личный запрос запустил большой международный проект. Так?

— Да, и многие успешные бизнес-проекты начались с удовлетворения каких-то личных потребностей. Когда кто-то чем-то страстно увлечен, у такого дела больше шансов стать успешным.

— Это отличная мысль, потому что одна из целей этого интервью — вдохновить людей сделать что-то, чего они действительно хотят. Итак, появилась идея, как сравнить расходы на жизнь в разных городах. А как вы собираете информацию, кто отвечает за эти данные и их верификацию? Почему я могу доверять вашим цифрам?

— У Numbeo есть — и были до пандемии COVID-19 — около 2,4 миллиона людей, которые посещают вебсайт и добавляют информацию. За годы работы мы создали около 20 алгоритмов, которые обеспечивают качество этих данных. Один из самых первых алгоритмов, который мы начали применять, отсекает 20% самых нижних и 20% самых высоких цен для каждого города. Есть алгоритмы, которые сражаются со спамом, — используя IP-адрес и анализируя поведение пользователя, мы можем выявлять спамеров.

Зеленые метки на карте показывают карты с невысокой стоимостью жизни. Красные метки свидетельствуют о высокой стоимости

— Вы используете государственные источники информации? Или только данные пользователей?

— Мы используем некоторые официальные источники, но обычно это не правительственные источники. Например, в Турции есть «Фольксваген», который устанавливает одинаковые цены по всей стране, так что кто-то раз в год идёт на их вебсайт, берёт там цены на автомобили, проверяем их и вводит как цены на автомобили в городах Турции. Это важно, потому что это можно проверить. А когда обычные люди вводят цены на автомобили, они больше ошибаются, чем, скажем, в ценах на одну поездку в общественном транспорте. То есть люди обычно знают, сколько стоит поездка в общественном транспорте, но часто ошибаются в ценах на автомобили. Мы на платформе Numbeo собираем цены на модели Тойота Королла и Фольксваген Гольф.

— А если мы говорим о загрязнении окружающей среды, например?

— Во-первых, раздел «стоимость жизни» на Numbeo дает в настоящее время 70% трафика, я имею в виду, столько было до COVID-19. Сейчас трафик упал, и в теперешней ситуации это около 40%. А для страниц, относящихся к здравоохранению, трафик возрос на 380%, то есть теперешняя ситуация — не обычная ситуация, она очень отличается от того, что мы видим обычно.

Мы также проводим опросы относительно качества жизни, преступности, загрязненности, пробок, вопросов здравоохранения, которые я уже упомянул. И когда мы проводим опрос, мы задаем повторяющиеся вопросы, чтобы можно было определить, насколько честно отвечает пользователь. И мы также отслеживаем поведение пользователей на сайте.

Также мы можем определить, насколько ответы респондентов ближе или дальше от средних значений, а нас как раз интересуют средние значения.

О верификации и медиаграмотности

— Вы общаетесь с пользователями, которые предоставляют информацию, или вы просто собираете их ответы и анализируете их при помощи формул и алгоритмов?

— Иногда да, но весьма редко. Я вообще-то не получаю достаточно обратной связи о нашей работе, мне бы хотелось узнавать больше, как и что можно улучшить на сайте.

— Какого рода цифровые навыки, на ваш взгляд, будут полезны современным людям? Они должны знать, как иметь дело с данными, как верифицировать информацию?

— Почему вы думаете, что обычные люди должны верифицировать все данные? Какого рода данные они должны верифицировать?

— Например, люди должны понимать на хороший вебсайт они зашли или это фальшивый ресурс. Из-за отсутствия медиаграмотности, у нас нет алгоритма, способа понять, что фейк, а что заслуживает доверия.

— Если я читаю что-то у Би-би-си, я считаю, что это факт, и скорее всего, оно так и есть. Если я хочу проверить что-то, я обычно гуглю этот факт, проверяю другие источники. Если кто-то хочет что-то проверить, он должен проверить — пойти в Google, или Yandex, или Baidu — в поисковик — и посмотреть, какие еще данные есть на эту тему.

Скажем, Numbeo проводит опросы, которые иногда дают, возможно, не самые объективные результаты. Например, мы проводим опросы по теме здравоохранения, а простые люди в некоторых странах склонны недооценивать качество здравоохранения в своей стране и переоценивать качество здравоохранения в других странах. В этом проблема опросов.

Но у нас есть 2,4 миллиона людей, читающих данные, и они могут вносить свой вклад и опровергать то, что считают неправильным. У нас есть сервисы, которые довольно хорошо справляются с верификацией официальных источников данных. Люди не очень доверяют официальным источникам данных, потому что бывали случаи, когда официальные источники подвергались правительственной манипуляции — и как раз в таком случае Numbeo может быть полезен.

О законах и манипуляции с данными

— Сейчас довольно легко манипулировать данными. И не так уж много тех, кто может провести их верификацию. Как вы думаете, сейчас — лучшее время для журналистики данных? Или это просто какой-то беспорядок, хаос с цифрами без какого-либо толкового пути, как понимать и анализировать их?

— Сложно дать определение «беспорядку». Я не думаю, что это беспорядок. Это хаотично? Возможно. По моему мнению, есть много данных в интернете, которые считаются фактами, но на самом деле таковыми не являются.

Если вы посмотрите на историю Википедии на протяжении последних 20 лет, некоторые события, я считаю, в реальности отличаются от того, как про них там написано. Я думаю, на журналистику оказывают большое влияние не только данные, но также и правительства, поскольку правительства по всему миру часто финансируют медиакомпании.

— Крупные компании владеют нашими данными: где мы путешествуем, что мы публикуем онлайн, и эти данные могут быть оружием. И правительства всегда запрашивают или требуют эти данные для своих собственных целей. Вас это настораживает? Или вам кажется, что развитие технологий — это нормально и это просто период эволюции?

— Не все данные собираются. Если кто-то расплачивается, например, картой Visa, я думаю, там существуют строгие правила, как эта информация может быть обработана. И Visa не знает, что конкретно вы купили в супермаркете.

Но есть компании, которые обрабатывают ваши данные. Я не думаю, что настоящая причина — в том, чтобы продавать это правительству, скорее, чтобы продавать другим компаниям, например, для целевой рекламы. Это наиболее частая причина, зачем компании обрабатывают персональные данные.

Как работать с открытыми данными?

Истории прячутся и в цифрах. Они помогают увидеть картину целиком, подтверждают или опровергают обещания и гипотезы. Данные способны рассказать то, о чем никто не расскажет.

— Как вы думаете, нам нужны какие-то дополнительные законы, правила, как жить в этом цифровом мире данных?

— Я не сторонник увеличения количества законов и правил, уже есть GDPR (General Data Protection Regulation — Общий регламент по защите данных) в Европе, есть еще один акт в Калифорнии (California Privacy Act — Калифорнийский акт о приватности). Для маленьких интернет-компаний, как Numbeo, это очень болезненно, следовать всем этим правилам и требованиям, которые в каждой стране свои.

Например, Numbeo не смог бы выполнить требования российского законодательства — хранить информацию о пользователях из России на серверах в России. Мы работаем в Сербии, у нас есть клиенты в России, но мы не можем соблюдать российские законы, мы соблюдаем местные законы. Аналогичная ситуация не только в России, то же самое и в США, и в Соединённом Королевстве. Например, нас не очень заботит Калифорнийский акт о приватности (California (Consumer) Privacy Act, калифорнийский закон о защите прав потребителей). У меня нет времени и ресурсов изучать этот акт, мы соблюдаем GDPR, и если калифорнийский закон отличается от GDPR, я не знаю, почему это должно быть моей проблемой, у меня есть документ о соблюдении GDPR.

— Если мы говорим о журналистах, работающих с данными, думаете ли вы, что это хорошая профессия на ближайшие 10 лет? Вы бы посоветовали молодым людям приобретать эту специализацию и эти навыки? Приносит ли это деньги?

— Сейчас растёт тенденция, что медиа поддерживаются правительствами или какими-то организациями, политическими партиями, чтобы презентовать их взгляды, и я думаю, этот тренд будет усиливаться в ближайшем будущем. Ведь в последние 10-20 лет, по-моему, он только усиливался.

Вы спросили про прибыль и деньги. Есть профессии, в которых платят больше, есть профессии, в которых платят меньше. Что касается будущего, я не уверен на 100 процентов, какая профессия будет «выгодной». Мне кажется, важно, чтобы люди занимались тем, что они любят, что им нравится, а не думали в первую очередь о деньгах.

Люди в Западной Европе скорее будут заниматься тем, что они любят, потому что они чувствуют безопасность общественных систем, а в Восточной Европе в некоторых странах люди бегут за деньгами, потому что они думают, что, может быть, иначе будут бедными и т.п. По моему мнению, люди должны делать то, что любят.

Когда люди думают о каких-то популярных вебсайтах, им кажется, что это очень выгодный бизнес.

Как организованы процессы в Numbeo

— Как монетизируется ваш сайт?

— Доход у Numbeo в прошлом году был 220 тысяч евро — и в сравнении с миллионами долларов дохода у Google или Facebook это, конечно, на порядки меньше. Реклама хорошо работает у больших компаний, а для маленьких медиакомпаний это может не быть столь эффективным, как некоторые думают.

Numbeo зарабатывает через API — в прошлом году это составило 25% дохода, а в целом доход был 220 тысяч. С таким доходом мы не можем себе позволить крутой офис или нанимать много людей.

— Младен, сколько людей работают в Numbeo?

— Numbeo очень маленькая компания. Это такой «театр одного актера» — это я. Количество сотрудников варьирует — иногда я принимаю на работу временных сотрудников, которые работают удаленно, скажем, в течение года.

— Сейчас из-за вируса многие люди просто вынуждены работать из дома…

— Да, и для многих это серьезная проблема. Например здесь, в Сербии, я знаю многих, для кого это проблема, потому что они живут в маленьких квартирах, и у них нет отдельной комнаты для работы. Дети тоже дома, и если у тебя двое детей, и ты должен работать дома, это довольно проблематично. Некоторые начальники понимают ситуацию.

— У вас есть какие-то лайфхаки по работе на удаленке?

— Я советую людям не работать за два часа до того, как они собираются пойти спать. Потому что это может негативно повлиять на сон. Это мой совет, который вы, наверное, больше нигде не прочтёте. У меня нет каких-то других особых предложений, которые вы не нашли бы, погуглив вопрос, как работать на удалёнке.

Над материалом работали
Оксана Силантьева, перевод Ольга Кравцова

Иллюстрации:
скриншот сайта Numbeo

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Ошибкариум — справочник-монстропарк типичных ошибок

Ошибкариум — справочник-монстропарк типичных ошибок

проект

Ошибкариум — справочник-монстропарк типичных ошибок

ссылка на проект

авторы

Тимур Аникин, автор
Алексей Шепелин, арт-директор
Кристина Баталова, иллюстратор

финансирование

собственные средства
Тимура Аникина

Ошибкариум — путеводитель по текстовым ошибкам. Как он появился, как он устроен и зачем им пользоваться, рассказал Тимур Аникин, автор справочника.

человека в команде + помощь более 10 волонтеров

месяца работы (но не full-time)

видов ошибок внесено в справочник

— Зачем ты создал Ошибкариум? Кому и в какой ситуации он может помочь?

Тимур Аникин

Тимур Аникин

автор справочника Ошибкариум

— Тексты — штука очень многослойная. Если же объяснять как можно проще, в текстах три базовых слоя «качества»: грамотность (соответствие правилам языка), содержательность (отбор фактов, структурированность, логика) и выразительность (насколько ярко, оригинально написано). Как преподаватель я все три уровня стараюсь затрагивать.

Но, во-первых, пока пишешь неграмотно, настоящей выразительности не достичь, во-вторых, грамотность — самая «примитивная» часть работы с автором. Самая нужная, если грамотности не хватает, но и самая скучная. Ну вот представь: десятому, двадцатому, пятидесятому человеку объяснять, как ставятся дефисы или «вот это ошибка согласования по падежам». И в итоге всё равно отправляешь его повторять правила, никакой другой волшебной таблетки нет. При этом давно хотелось всякие эти правила переформулировать-оптимизировать, чтобы даже нынешние торопливые люди успевали разобраться.

С Ошибкариумом я смогу меньше талдычить одно и то же, рецензируя текст, поскольку самые распространенные ошибки теперь разъяснены письменно, подробно, с примерами. И автор сможет собрать на сайте подборку именно своих ошибок, чтобы проще было с ними бороться. Там же в описаниях и «оригинальный» контент, и навигация по внешнему контенту, по авторитетным источникам.

И любой редактор, работающий с авторами, таким же образом может сэкономить время на объяснениях. Чтобы, например, не переписывать бесконечно за малограмотным журналистом. Видишь «плохой» фрагмент текста, вешаешь к нему ссылку на соответствующую ошибку, и пусть автор кликает, разбирается, исправляет.

«Ошибкариум — монстропарк текстовых ошибок: описания, навигация по правилам, советы, как изжить каждую отдельную ошибку», — так описал справочник Тимур Аникин на своей странице в Фейсбуке.

Если же автор сам чувствует, что пора язык подучить, опять-таки добро пожаловать! Можно самостоятельно вникать, весь контент доступен бесплатно. А можно, когда хочется побыстрее продвинуться, заказать диагностику своего текста, редакторский коучинг. У нас есть небольшая группа редакторов-энтузиастов, развивающих проект, и стоимость диагностики пока что небольшая.

В общем, Ошибкариум — для всех, кто пишет не блестяще, и для тех, кто за ними переписывает. Отдельно интересно, составят ли значительную долю трафика школьники.

— Когда то или иное занятие становится массовым, как сейчас написание текстов, качество снижается, размывается. Есть ли пути повышения планки? Нужно ли это?

— Нужно кому? Человечеству? Я как-то опасаюсь говорить за всё человечество, для этого очень большую звезду нужно словить. «Мне нужно писать лучше» — это запрос на уровне человека. Иногда есть похожий на уровне компании: «Нам нужно коммуницировать лучше, а то клиенты разбегаются в ужасе». С этими запросами понятно, как работать и зачем. А средняя планка по миллионам людей — как кошка дворовая: может, пойдёт вверх по лестнице, может, вниз… не предскажешь. Много факторов влияет.

Приятно ли, если планка повысится? Тут проще ответить: да, приятно, потому что будет больше хороших текстов. Можем ли этому помочь? Не знаю. Я иногда могу сделать что-то бесплатное-для-массового-уровня, например зомби-методичку или вот Ошибкариум. Сделанное может стать популярным или не стать, опять же много факторов тут. В общем, живу под девизом из мультика: «Делай добро и бросай его в воду». Снова сделал, снова бросил — посмотрим, кому и как поможет.

— Где ты набрал материал для Ошибкариума?

— Материал лежал и ждал, идее-то года три уже. За курс мой студент пишет шесть текстов, в каждой учебной группе восемь-девять человек, за год провожу минимум шесть групп. Это уже триста текстов, в каждом из которых отмечены ошибки. Конечно, к финалу курса там может быть меньше десяти ошибок на текст, зато в начале… Случаются годы, когда групп не шесть, а двенадцать и больше, а это уже минимум шестьсот текстов.

Мне нравится, что правила русского языка в вебе многократно переопубликованы, но сколько можно жевать русскую литературную классику и советизмы, а? Давайте учиться на современном содержании.

Из приблизительно пятисот примеров Ошибкариума я придумал, может, двадцать-тридцать, когда придумать было намного проще, чем, например, найти специфический промах по запятой. Эти придуманные узнаются по соусу метаиронии, с которым они поданы, или по шуткам о коронавирусе. Остальное — настоящие ошибки, сделанные когда-то настоящими, живыми людьми. Огромное спасибо моим студентам за то, что их прежние промахи теперь причиняют радость* и наносят пользу* пользователям Ошибкариума.

* Не напрягайтесь, это тоже метаирония, хоть и пример ошибки.

Примеры ошибок, которые чаще всего допускают авторы

— Что эффективнее — отрабатывать ошибки или вдохновляться хорошо написанными текстами?

— «Эффективнее» — это про метрики, а что измеряем? В любом случае я бы не противопоставлял, а сочетал. Интересные тексты больше мотивируют хорошо писать, но и зрительную память стимулируют, это для правописания полезно, меньше орфографических ошибок будет. Но если хочется изжить конкретную ошибку, эффективнее точечно по ней работать.

— Можно ли автоматизировать/роботизировать Ошибкариум?

— Стивен Фрай почти тридцать лет назад иронизировал над такой автоматизацией. И вроде за такой срок должны были произойти гигантские технологические прорывы… Ну, они произошли, только где-то в других местах. Роботы остаются туповатыми. Вот я пишу про «Орфограммку», вот про «Главред». В 2020 году автомат всё ещё не способен гарантированно увидеть ошибку в согласовании по падежам. Полностью довериться ему можно только в элементарном: двойные и пропавшие пробелы поправить, явные опечатки, убедиться, что все предложения начинаются с большой буквы… По более трудным целям он будет палить наугад, иногда попадать. Робот не разберёт, почему «лунный, ясный вечер», но «свежая московская газета». Чёрт, да мы и сами это не всегда понимаем. Язык сложен, поэтому человеков-редакторов отменят не так скоро.

Если замаскироваться под Маска, я бы сказал, что такая автоматизация с нормальным качеством возможна, просто она потребует разобрать язык на молекулы и сделать почти полную опись этих молекул. Требуется всего лишь:

  • команда из как минимум сотни трудолюбивых и профессиональных редакторов full-time;
  • N лет их работы;
  • N отличных программистов;
  • несколько гениальных менеджеров проекта, чтоб всё не развалилось сразу;
  • огромное количество денег;
  • гениальный продажник, чтобы найти эти деньги, и гениальные пиарщики, которые убедительно объяснят, почему проект надо было делать и при заведомой невозможности окупить даже половину затрат.

Вы точно знаете, когда пишется «ТСЯ», а когда «ТЬСЯ»? Такой стикер напомнит вам, что и вы иногда ошибаетесь. Заказать его можно по ссылке.

— Очень часто редакторы просят какой-то инструмент, облегчающий их работу. Есть какой-то софт, онлайн-сервис, которым ты регулярно пользуешься?

— Я уже ссылался на списочек «Инструменты редактора». Регулярно я из него использую только три инструмента: Wordcounttools (подсчёт знаков и частотности отдельных слов), словарь Synonymonline, ну и раскладка Бирмана у меня стоит. А̶ в̷с̸я҈к̶у̸ю̶ х̸т҈о̵н̴ь̷ я использую редко.

У меня в целом олдскульный подход: редакторскую работу надо делать руками и головой, тогда профессиональный тонус сохраняется.

— У тебя уже есть большая наработанная практика дистанционного обучения создателей текстов. Расскажи, какие ошибки встречаются чаще всего? В чём, на твой взгляд, корень этих ошибок?

— Опять же — любой большой язык сложен. Это главный корень. Выучить все правила и исключения можно, если ты любишь язык, любишь писать. Даёт ли нам общее образование такую любовь? Нет, школа, университет, скорее, отбивают охоту писать и убивают интерес к языку. Поэтому, когда «кнут» оценок перестаёт висеть над человеком, человек выдыхает и пишет как получается. Это вторая общая причина.

Чаще всего встречается неряшливость (быть внимательнее — это труд), неуместные и пропущенные запятые (потому что очень сложна система правил), разные виды речевой избыточности: повторы слов, многословие на уровне словосочетания, предложения, всего текста. Штампы использует почти каждый — либо не понимая, что это штампы (из-за малой начитанности), либо из убеждения «все их используют — значит, и мне надо». Такое фантомное социальное давление.

Самая «нелюбимая» для меня ошибка из частых — падежные цепи. Тут целый каскад причин.

  • Социальная: тяжёлые, оцепеневшие тексты ассоциируются с авторитетностью, с могуществом политиков, с образованностью учёных и самим образованием (вспомните язык своих школьных учебников). Лучшие политики и учёные как раз писали лёгким стилем без всяких цепей, но стереотип формируют не лучшие, а средние, «масса».
  • Статистическая: мы подражаем тому, что видим вокруг, а вокруг много тяжёлых текстов, начиная со школьных учебников.
  • Языковая/ресурсная: когда необходимо выразить много смыслов быстрее/короче, смыслы компрессуются именно в существительные, а падежная связь наиболее экономична — для выражения, не для восприятия. «Вот я быстро написал, а сколько вы будете это разбирать — уже дело не моё». Наверное, такой эгоцентризм — дополнительная причина. Ну или не эгоцентризм, а то, что все куда-то торопятся, нет у них времени хорошо писать.

Ну и, скажем так, нейробиологическое основание. Не все люди плодят падежные цепи, но больше 99 % пишут, используя больше существительных, чем стоило бы. А цепи-то складываются из существительных, и чем выше процент существительных в тексте, тем хуже он читается. Думаю, это эволюционное, мы же везде неосознанно ищем акторов, действующих лиц и значимые предметы, что-то видимое, осязаемое. Так мозг устроен. Поэтому даже признаки и действия (прилагательные и глаголы) становятся сущностями-существительными. Не «он верстает материал», а «он занимается вёрсткой материала», «занимается финализацией вёрстки материала» и т. д. Солидно, весомо, плохо. Надо эволюционировать дальше.

Достаточно разбить цепи, повыгонять сущностей-бездельников — и текст уже станет заметно лучше.

Падежная цепь. Когда юзер отмечает в Ошибкариуме ошибку побежденной, она у него отображается так. Иллюстрация (как и все остальные в Ошибкариуме) Кристины Баталовой.

— Может ли Ошибкариум помочь тем, кто создаёт видео?

— Непосредственно процессу съёмки и монтажа не поможет, конечно. Но в видео могут быть субтитры (и сценарии!), вокруг производства есть переписка, после производства есть продвижение, нужно на сайте ролики подписывать, СММ какой-то вести… Если вы плохо пишете, то либо результат пострадает, либо косты вырастут (уточнения, переспрашивания, недопонимания — это ж потерянное время).

— Какие физические ощущения у тебя, когда ты видишь ошибки в чужом тексте? У меня есть знакомый, который разрабатывает шрифты, и ему физически больно ходить по улицам, видеть наружную рекламу.

— Думаю, если б они вызывали физические ощущения, у меня бы уже был абонемент в психбольницу и глубокая экспертиза в транквилизаторах. Как вариант — алкоголизм. Тысячами же по чужим текстам ошибки исправляю, никакой душевной глубины не хватит переживать каждую «нутром». Ещё шрифты — это визуальное восприятие, где работает первая сигнальная система, а с текстом работает вторая сигнальная, менее «физическая». И твой знакомый, видимо, эстет-перфекционист, а я, к счастью, нет. Люди ошибаются и будут ошибаться, так мир устроен. Я не страдаю от несовершенства мира, я на нём деньги зарабатываю (как и все мы).

У меня, кстати, тоже есть околошрифтовой знакомый — сам не шрифтовик, но в типографике профессионально разбирается. Он как-то рассказывал, что давно, ещё до городского дизайн-кода, ходил по Москве под кислотой — и вся рекламная шрифтовая дичь виделась, скорее, обаятельно-забавной. В общем, есть обезболивающее и для эстетов.

Над материалом работала
Оксана Силантьева

Иллюстрации:
скриншоты справочника Ошибкариум. Автор фото Тимура Аникина — Андрей Ковалёв

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сколько стоит интернет-проект? Калькулятор расходов

Сколько стоит интернет-проект? Калькулятор расходов

проект

Сколько стоит
интернет-проект?
Калькулятор расходов

Сколько стоит создать интернет-проект? Сколько стоит поддерживать его каждый месяц? Многим почему-то кажется, что создавать сайт сильно дешевле, чем газету или телевидение. Что-то да, обходится дешевле. Какие-то задачи требуют расходов, которых нет у традиционных СМИ.

Оксана Силантьева,
мультимедийный продюсер
основатель Silamedia

Этот калькулятор не даст вам однозначную цифру, не составит за вас бюджет вашего сетевого проекта. Но он даст представление о порядке сумм, которые вам нужно зарабатывать/получать от учредителя, чтобы поддерживать интернет-издание на плаву.

Добавьте сюда инвестиции в покупку движка и дизайна сайта, покупку оборудования и нужного софта, мебель, расходы на кофе и такси. Участники группы Силамедиа в Фейсбуке совместно создали вот такой документ-шаблон, который может помочь медиаменеджеру составить бюджет проекта.

Как сделать лонгрид прямо в Фейсбуке

Как сделать лонгрид прямо в Фейсбуке

технология

Как сделать лонгрид прямо в Фейсбуке

Забудьте о сложных сервисах для лонгридов — рассказывайте свои истории прямо в соцальной сети.
Заметки в фейсбуке — отличная альтернатива лонгридам на сайте. Вашим подписчикам не нужно переходить куда-то по ссылке, поэтому количество увидевших вашу историю будет больше. Заметки в фейсбуке можно найти (в отличие от постов, которые не разыскать даже, если вы поставили какой-нибудь особенный хэштег).

Вёрстка модная, фотографии и видео вставлять можно. Цитаты выделяются, кодом вставляется контент из Facebook, Giphy, Instagram, SoundCloud, Twitter, Vimeo, Vine и YouTube.

Да, хочется иногда интерактивных карт и таймлайнов, но для ряда историй заметки в фейсбуке — отличный вариант достучаться до своего пользователя.

Рассказываем, как сделать лонгрид прямо в фейсбуке.

С помощью этой технологии были реализованы следующие проекты

Автор
Оксана Силантьева

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Читайте также

Как сделать фото 360° — вращаем мир вокруг себя

Как сделать фото 360° — вращаем мир вокруг себя

технология

Как сделать фото 360° — вращаем мир вокруг себя

Если вы любите удивлять своих подписчиков необычными фотографиями, то технология от Facebook — снимок 360° — расширит ваш инструментарий.

Как делают снимок 360°

Сферическую панораму можно сделать прямо с вашего планшета или телефона. Для этого необходимы только красивая местность вокруг, скачанное приложение и ваше желание научиться делать фото.

1. Первым делом скачайте и установите приложение Google Street View:

Приложение на Android

Приложение на iOS

2. В приложении нажмите на плюс в левом нижнем углу экрана и выберите опцию «Камера».

3. Теперь следуйте за оранжевой точкой в приложении и инструкциями. Двигайте камеру медленно и последовательно: важно охватить все участки вокруг, чтобы потом на фото не осталось пустых мест. Лучше снимать «крестиками» — вверх, вниз, затем вправо и влево. Постарайтесь совместить первый и последние кадры.

4. Когда загорится зеленая отметка — фото обработано.

5. Сохраните фото в Фотопленку. Не обращайте внимание на странный вид.

6. Перейдите в альбом Панорамы, найдите там свой 360-градусный снимок и поделитесь им в Facebook через меню шеринга. Фото может загружаться долго — это нормально.

Полученный результат того стоит!

С помощью этой технологии были реализованы следующие проекты

Автор
Оксана Силантьева

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: