Что такое информационный пузырь, как он формируется и чем опасен?

Что такое информационный пузырь, как он формируется и чем опасен?

Что такое информационный пузырь, как он формируется и чем опасен?

Объясняют медиатренер Оксана Силантьева и методист лаборатории мультимедийных коммуникаций Silamedia Анастасия Пахорукова
Информационный пузырь (пузырь фильтров/алгоритмов) — это эффект, когда алгоритмы соцсетей и поисковиков подбирают персонально под вас, какие посты и ссылки вам показывать. Обычно вам становится видна только та информация, которая вам понравится, совпадает с вашим мировоззрением и поддерживает ваши интересы.
Об информационных пузырях заговорил еще в 2011 году интернет-активист Илай Парайзер, автор книги «За стеной фильтров. Что интернет скрывает от вас». Он ввел в лексикон термин «пузырь фильтров». Послушайте его выступление на конференции TED, время просмотра 9 минут, русские субтитры прилагаются.

Как формируется информационный пузырь

У понятия информационный пузырь может быть два прочтения.

Первое — технологические алгоритмы социальных сетей и поисковых систем, настроенных так, чтобы выдавать информацию, максимально близкую нашим интересам, нашим позициям и подходам.

Как сеть собирает эту информацию? Все наши действия, все наши клики, нахождение на сайтах, просмотры, лайки в социальных сетях агрегируются, помогая алгоритмам интерпретировать наше поведение, предугадывать, что ещё нам можно было бы предложить.

Ленты социальных сетей настроены так, чтобы показывать нам не новые по хронологии публикации, а те, которые на взгляд алгоритма будут наиболее адекватными нашим интересам, мнению, даже эмоциональному состоянию.

То, что вы видите вокруг себя на сетевых ресурсах, — это тонко настроенная на вас система и с каждым разом она настраивается всё точнее и точнее. По сути, вокруг вас формируется информационный пузырь. И уже не вы определяете, что в каком объёме, в каком порядке, в какой очереди будет попадать в зону вашего внимания, этим занимаются неосязаемые алгоритмы и поисковые системы.

Оксана Силантьева

Медиатренер

Второе прочтение термина информационный пузырь связано с особенностями нашей когнитивной деятельности. Мы выбираем информацию, которая поддерживает нашу точку зрения и из всего массива фактов и информации вычленяем то, что будет подтверждать наше мнение. Это когнитивное искажение называется «Предвзятость подтверждения».

Предвзятость подтверждения — одно из самых распространенных когнитивных искажений. И самый проблематичный аспект человеческого мышления. Этот феномен проявляется в самых разных сферах — от восприятия политической информации до медицинской диагностики и научных исследований.

Важно понимать — мы сами формируем свой информационный пузырь. Если нам в ленте попадаются одни котики или одни «извращенцы и наркоманы», то это мы сами своими руками сформировали такое пространство. Значит, на подобные посты мы чаще реагировали, переходили по провокационным ссылкам или даже искали такую информацию.

Чем опасен информационный пузырь

Информационные пузыри, делая нашу персональную жизнь комфортнее, создают напряжение в жизни социальной, мешают развивать умение договариваться между членами сообщества.

С одной стороны поисковая система и социальная сеть помогают находить более адекватную информацию. Они не предложат вам фильмы ужасов, если вы всем своим поведением показываете, что вам больше по нраву романтические комедии.

Но с другой стороны, вы всё реже и реже будете сталкиваться с противоположным мнением, с людьми, которые расходятся с вами по ценностям, по мнениям. Вы будете жить в окружении очень комфортного и приятного пузыря, но когда вы выйдете в реальность, когда вам необходимо будет сделать какое-то дело, решить вопрос, вы очень сильно удивитесь, насколько искажено ваше представление о мире, о том, как он устроен и каких взглядов придерживаются люди, живущие с вами рядом.

Вот только часть возможных последствий:

Мир начнёт выглядеть однобоким, ограниченным и враждебным

Картина мира начнет искажаться, что отрицательно повлияет на решения и поступки

Воспринимать чужую точку зрения станет крайне тяжело, люди становятся более нетерпимыми к тем, кто думает иначе

Навык нахождения общего языка с разными людьми утратится, что обязательно отразится на отношениях с близкими
Столкнувшись с реальностью, непонятно, как на неё реагировать
В информационном пузыре разрастутся «теории заговора» и распространятся фейки
Каждый из нас в любом случае является носителем информационного пузыря. То, что кажется нам очевидным правильным и однозначно трактуется, даже у соседа может вызвать отторжение, возражение либо неприятие. Только взвешенная, спокойная дискуссия помогает людям договариваться друг с другом даже если их точки зрения не совпадают. Поэтому нужно хотя бы иногда пытаться выбраться из своего информационного пузыря или расширить его, сталкиваясь с мнением, противоположным вашему.

Как выбраться из информационного пузыря

Периодически чистите кеш и историю браузера, ищите информацию в режиме инкогнито (например, браузер Google Chrome дает такую возможность). Ради интереса сравните результаты поисковых запросов в режиме инкогнито и без него.

Не отказывайтесь сразу от чтения или просмотра публикаций с противоположной точкой зрения. Тем более, если такое мнение представлено аргументировано. Не удаляйте из друзей тех, с кем вы не согласны. Реагируйте лайками, комментариями (только без перехода на личности) на посты, которые противоречат вашим убеждениям.

В соцсетях отключите автоматическую сортировку вашей ленты, установите настройки, позволяющие показывать публикации по хронологии.

Столкнувшись с «неправильным» мнением, примите позицию активного слушателя. Внимательно послушайте его не для того, чтобы поспорить, а чтобы услышать его точку зрения.

Несколько техник для активного слушания

Делайте паузы — они дают собеседнику возможность подумать. После паузы собеседник может сказать что-то ещё, о чём промолчал бы без неё
Перескажите слова собеседника и спросите, правильно ли вы его поняли. Пересказ дают собеседнику обратную связь и возможность понять, как его слова звучат со стороны
Уточняйте или попросите разъяснить что-либо из сказанного. В обычном общении мелкие недосказанности и неточности додумываются собеседниками друг за друга. Но когда обсуждаются сложные, эмоционально значимые темы, собеседники часто непроизвольно избегают явно поднимать болезненные вопросы. Уточнение позволяет сохранять понимание чувств и мыслей собеседника в такой ситуации
Дословно повторите то, что произнес собеседник. Повторяя слово в слово, слушатель дает понять, что он очень внимателен к тому, что ему сказали
Существуют различные техники для тех людей, кто достаточно смел, чтобы столкнуться с реальностью, а не жить в комфортном пузырике. Во-первых, это научная картина мира и научные методы познания, которые достаточно жестко регламентируют, какие факты считаются верифицированными, какие выводы логические можно делать, а какие выводы будут необоснованными. И во-вторых, это стандарты качественной журналистики, правила сбора информации, которые также прописывают требования к данным, к качеству экспертов, которых опрашивает журналист.

Но далеко не все следуют этим правилам, поэтому надо иметь в виду, что информация о жизни общества, которую вы читаете в журналах, газетах, блогах, слышите по радио, это публикации, созданные людьми, находящимися в своих собственных информационных пузырях.

Оксана Силантьева

Медиатренер

Как проанализировать свое медиаполе

Медиаполе у каждого человека индивидуальное, как отпечаток пальцев.
Оно представляет собой совокупность источников информации, каналов и способов коммуникации.

Коммуникация бывает трех видов:
 

  • пассивная — подписаться на конкретный блог,
  • активная — читать посты и делать заметки или конспекты,
  • двусторонняя — ставить лайки, писать комментарии и задавать вопросы.
Многие люди при формировании своего медиаполя начинают неосознанно применять токсичные паттерны. Так, неправильно настроенные каналы коммуникации могут формировать у пользователя синдром упущенной выгоды (FOMO). Им начинает казаться, что у окружающих людей жизнь ярче и интереснее, что все важные события происходят не с ними, что стоит им отключиться от интернета, как они обязательно что-то пропустят. В этом случае медиаполе их перестаёт выполнять полезные функции, оно поедает время и внимание, подпитывается чувством тревоги.
Анастасия Пахорукова

Методист лаборатории мультимедийных коммуникаций Silamedia

— Другой пример токсичного паттерна — выбор фейковых источников информации, — объясняет Анастасия. — Не проводя верификацию и фактчекинг, делая бездумные перепосты, мы формируем медиаполе из информации, не заслуживающей доверия. Такое медиаполе перестаёт быть помощником и становится врагом: оно создаёт ложную картину мира, снижает критичность мышления. Этот паттерн довольно заразен и может повредить и ближайшему окружению.

К токсичным паттернам можно отнести и медиаполе, формирующееся под эффектом фрейминга. Это известный пример когнитивного искажения, при котором поле зрения заметно сужается. Какой-то информации уделяется больше внимания в ущерб другой (развлекательный контент превалирует над развивающим), какие-то каналы коммуникации всегда получают отрицательную эмоциональную окраску («время в соцсетях идёт только во вред») и так далее.

Вы можете самостоятельно проанализировать свое медиаполе. Поможет в этом наш шаблон – скачайте его, заполните, следуя подсказкам, и посмотрите, какие секторы перегружены, а какие остаются пустыми.
5

Скачайте шаблон для диагностики медиаполя

Не тащить в рот что попало, мыть руки после улицы, стирать одежду, принимать душ, чистить зубы — это базовые принципы гигиены, которые мы соблюдаем, чтобы выглядеть опрятно и чувствовать себя лучше.

Информационная гигиена — по аналогии предполагает не тащить в мозг всё, что попадается на глаза. Выбирать источники, которым можно верить. Сомневаться и, прежде чем делиться с кем-то полученными сведениями, проверять их достоверность.

5

Зачем нужны информационные фильтры и как их установить

Над материалом работали
текст: Ольга Бердецкая
дизайн: Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Как написать увлекательный рассказ

Как написать увлекательный рассказ

Как написать увлекательный рассказ

Инструкция для начинающих писателей

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе с писателем Роем Питером Кларком

Найти собственный голос

Побороть прокрастинацию

Писать, даже если не получается

Писать, даже если неинтересно

Писать увлекательно и коротко

Опубликовать свою книгу — мечта вполне достижимая. Потребуется захватывающий сюжет или уникальные знания/опыт и понимание того, как выглядит процесс — от написания первого предложения до внесения правки в последнее. О том, как скучную историю сделать увлекательной, рассказал писатель Рой Питер Кларк.

Сейчас я в процессе финального редактирования 20-й книги, которая выходит под моим авторством. Когда я сдал рукопись, мне казалось, что книга практически готова. Но мой редактор считал иначе. И последние три месяца я, не отрываясь, постоянно редактирую и переписываю всю книгу. Трудно чувствовать себя легендой, когда у тебя висит тысяча правок, которые ты должен сделать.

Рой Питер Кларк

писатель

Кто такой Рой Питер Кларк?

Рой Питер Кларк — автор и редактор 19 книг о писательском мастерстве, чтении, языке и журналистике. Юморист Дэйв Барри сказал о нем: «Рой Питер Кларк знает о писательстве больше, чем кто-либо из известных мне людей, кто еще не умер».

В 1977 году Кларк начал работу в «St. Petersburg Times» (ныне «Tampa Bay Times») в качестве одного из первых в Америке тренеров по писательскому мастерству, чтобы совместно с Американским обществом газетных редакторов повышать качество газетных текстов по всей стране. Он преподавал в медиаорганизациях, школах, коммерческих компаниях, некоммерческих организациях и государственных учреждениях более чем в сорока штатах США и на пяти мировых континентах.

Уже более трех десятилетий преподает писательское мастерство в Институте Пойнтера — журналистской школе (расположена в городе Санкт-Петербург, штат Флорида, входит в число самых известных учебных заведений такого рода).

Как найти собственный голос

У каждого писателя есть собственный стиль — то, как он выстраивает структуру рассказа, как тасует слова в предложении. Рой Питер Кларк называет это голосом и советует его менять в зависимости от того, до какой аудитории вы хотите достучаться.

Замечайте, как меняется ваша манера говорить, когда вы общаетесь с родителями, а когда с детьми, друзьями, коллегами, близкими по духу людьми или незнакомцами. Потенциально все эти люди — читатели. Какой язык вы используете в разных ситуациях, чтобы донести свою мысль? Когда вы общаетесь с коллегами, то используете профессиональные термины. Когда общаетесь с детьми, то упрощаете информацию. В разговоре с незнакомцами придерживаетесь нейтрального тона и добавляете теплоты словам, когда говорите с теми, кем дорожите.

Эта способность менять свой голос в зависимости от адресата очень пригодится и начинающим писателям. Представьте своими читателями разные категории людей и исходя из этого меняйте интонацию и тональность вашего рассказа.

Рой Питер Кларк играет на синтезаторе, чтобы показать, как от смены настроек меняется тональность музыки и ее звучание, хотя он использует одни и те же ноты. И это показывает, что одну и ту же мысль можно озвучивать по-разному, чтобы достучаться до разной аудитории.

Что нужно сделать, чтобы быть разным для разной аудитории

Первое — определите для себя, кто ваш читатель

Послушайте, как он общается, какие специализированные слова и термины использует в своей речи, каков его словарный запас. «Если я этот язык не знаю, то моя задача — его изучить. Чтобы я мог с этой аудиторией разговаривать и мог рассказать ей то, что она способна услышать», — советует Рой Питер Кларк.

Второе — меняйте интонацию произведения с помощью местоимений

Если рассказываете историю от первого лица, то акцентируйтесь на личном местоимении. Если в центре сюжета — коллективная проблема или явление, используйте местоимение «мы». Местоимения второго лица — ты, вы — предполагают диалог и вовлечение читателя в обсуждение. Нейтральный голос передают местоимения третьего лица — он, она, они, — которые создают нужную дистанцию в тексте.

Кино в тему

«Найти Форрестера»

Писатель Уильям Форрестер долгие годы жил в добровольном затворничестве от мира. Последний раз о нем слышали сорок лет назад, когда он выпустил в свет превосходный роман, завоевавший Пулитцеровскую премию. Но с тех пор никому не удавалось переступить порог дома этого отшельника. Однако 16-летнему парнишке по имени Джамал Уоллес удается проникнуть в жилище живой легенды и разговорить нелюдимого старца. И эта случайная встреча оказывается судьбоносной.

> Здесь можно посмотреть фильм

Как бороться с прокрастинацией

Можно бесконечно долго смотреть на белый лист в компьютере, но так и не написать ни слова. В такие моменты всегда что-то отвлекает: то солнце в глаза светит, то срочно надо пыль вытереть, то проверить в сотый раз рыбок в аквариуме. У этого явления есть название — прокрастинация. Многие начинающие писатели в такие моменты очень злятся на себя и воспринимают происходящее как провал. И зря.

У Роя Питера Кларка есть несколько советов, как побороть в себе прокрастинатора.

Смените обстановку

Иногда, чтобы писать, нужна тишина. Но иногда поможет фоновый шум или смена обстановки. Кларк, например, в поисках творческой атмосферы иногда выбирается в кофейню — не ради чашечки кофе, а чтобы посидеть среди незнакомых людей.

Не пытайтесь сделать первый набросок гениальным

Основная причина, почему возникает писательский блок, как раз в желании сразу написать идеальный текст. «Но правда в том, что он никогда не бывают великолепным с самого начала. А ценность первого листа, первого наброска в том, чтобы войти в состояние потока», — говорит Кларк. Поэтому не бойтесь снижать стандарты и требования к тексту.

Пишите понемногу, но каждый день

«Рой, запомни! Страница в день — это книга в год», — такой совет получил Кларк от писателя Дональда Мюррея. Пишите понемногу, чтобы сделать писательство ежедневной привычкой. Вы начнете доверять процессу, и он поднимет вас над неприятными эмоциями, сомнениями и прокрастинаторством.

Я никогда не бегал марафон. Большинство из вас, наверное, тоже. Дистанция в 42 километра кажется непреодолимой. Но если я дам вам 52 дня, то каждый день надо будет пробегать всего 800 метров. Так и с писательством. Капли слов превращаются в лужицы, затем — в маленькие ручейки, позже — в реки. Пишите понемногу каждый день.
Рой Питер Кларк

писатель

> Если вам не пишется, подключите бота-помощника в Телеграме

Кино в тему

«Руби Спаркс»

Молодой, но уже успешный писатель переживает творческие и душевные муки: новый роман никак не выходит, музы все нет, да и вообще с девушками как-то не клеится. И вот, призвав на помощь остатки своей фантазии, Кэлвин придумывает себе девушку по имени Руби Спаркс — умницу, красавицу, спортсменку, короче говоря, идеал, а спустя неделю… обнаруживает этот идеал из плоти и крови на своем собственном диване. Уходить Руби явно не собирается, но вот кем она окажется — Галатеей или Белочкой?..

> Здесь можно посмотреть фильм

Как писать, когда не пишется

«Я убеждена: то, о чем нам хочется писать, само хочет быть написанным… Моя задача в таком случае — явиться к чистому листу и позволить этому чему-то пробиться на свет». © Джулия Кэмерон «Право писать»

Хорошее писательство — это не волшебство, это процесс. Можно и нужно учиться ему по шагам.

Заведите «желтый блокнот»

Рой Питер Кларк использует для нулевого наброска желтый блокнот — именно такие использовали западные юристы на протяжении десятилетий.

У Роя Питера Кларка есть желтый блокнот, функция которого — собирать «нулевые» наброски. Что выполняет роль такого наброска? Любое явление, которое зацепило; разговор двух соседок, который показался любопытным; неожиданное наблюдение за тем, на что раньше не обращал внимания.

— Нам нужны идеи, нам необходимо найти что-то, о чем мы напишем. Поэтому мы выходим в мир, охотимся и занимаемся собирательством. Мы должны найти подходящий угол обзора и сузить его настолько, насколько это возможно. Такой подход фокусирует дальнейшее исследование, помогает понять, что я уже знаю, а что еще предстоит узнать, — говорит Рой Питер Кларк.

Не пишите мало о большом, пишите много о малом

Если вы пишете о чём-то глобальном — пандемии, кризисе эмиграции, военном конфликте — очень сложно понять, с чего начать рассказ и на чём сделать акцент. Информации так много, что сложно сфокусироваться и не оперировать только общими словами и понятиями. Поэтому — выбирайте один конкретный ракурс и концентрируйтесь только на нём.

— Чем крупнее явление, тем мельче его описывайте, — советует Рой Питер Кларк. — Очень важная стратегия для писателя — искать объект, особую деталь, которая внутри себя скрывает историю и из которой разворачиваются события. Это может быть одежда, например, или украшение.

Недавнее наблюдение Кларка: он 30 лет гуляет в одном и том же парке, но только в последнее время стал везде находить медицинские маски. И это — тема для истории. Потому что брошенные одноразовые медицинские маски становятся проблемой для окружающей среды.

Такой подход поможет четко сформулировать главную мысль будущего рассказа. Чтобы на вопрос «о чём пишете?» вы могли ответить короткой фразой или тезисом.

Кино в тему

«Вундеркинды»

Неоконченный роман, угнанная машина, убитая собака и распавшийся брак — вот лишь некоторые из неприятностей, наслоившихся друг на друга в истории о многообещающих начинаниях, которые пошли наперекосяк. Во время одного сумасшедшего уик-энда профессор Грэйди Трипп пытается собрать по частям свою жизнь, которая внезапно вышла из-под контроля. Его спутники: одаренный, но со странностями студент, его эксцентричный издатель, замужняя женщина — ректор его университета, от него беременная, и тихая студентка-практикантка.

> Здесь можно посмотреть фильм

Как писать про то, что неинтересно

Писателям иногда приходится писать даже о том, что их самих не очень-то цепляет. Но тема, например, модная. Быть в тренде полезно для кошелька — помогает привлечь больше читателей, значит, больше возможностей для монетизации своей работы.

Найти вдохновение поможет общение с увлеченными людьми. Многие писатели так и работают: ищут героя, который горит темой. Неважно, насколько скучной она кажется лично вам, всегда есть человек, который знает предмет досконально и любит его. И такой человек своим энтузиазмом способен заразить других.

Несколько лет назад я убедил власти города Санкт-Петербурга в штате Флорида сделать пеликана официальным символом. И сделал это не потому, что я такой уж любитель птиц или рьяный защитник окружающей среды. Мне просто казалось, что это будет интересным. В процессе собирания материала для аргументов я брал интервью у исследователей и ученых, морских биологов. И я встретил одну женщину-ученого, которая специализируется на изучении жизни птиц. Надеюсь, когда-нибудь я смогу испытать такую же любовь к своим детям, какую испытывает эта женщина к морским птицам.
Рой Питер Кларк

писатель

Развивайте креативное мышление, чтобы уметь классно писать о неинтересном. Например, посмотрите на предмет или явление под разными углами. Для пробы поиграйте в игру «Покажи и расскажи» — возьмите любой предмет и придумайте для него историю. В процессе игры, говорит Кларк, мысли всегда становятся менее серьезными и способствуют креативу.

> Воспользуйтесь генератором сюжетных идей, чтобы развить креативное мышление

Кино в тему

«Мисс Поттер»

Основанный на реальных событиях фильм рассказывает о жизни английской детской писательницы конца 19-го века Беатрикс Поттер. В эпоху, когда большинство молодых женщин ее сословия мечтали только о выгодном замужестве, Беатрикс пошла наперекор обычаям и традициям викторианской Англии, проявив свободомыслие, отнюдь не характерное для женщин своего времени…

> Здесь можно посмотреть фильм

Как писать лучше

50 приемов письма определил и описал в одноименной книге Рой Питер Кларк. Ниже — чек-лист из пяти инструментов.

1

Начинайте предложения с подлежащего и сказуемого — сначала сообщите, кто и что делает, а потом поставьте второстепенные элементы предложения.

2

Задайте порядок слов для выразительности — размещайте сильные слова в начале и в конце.

3

Активируйте глаголы — сильные глаголы создают динамику, экономят слова и раскрывают персонажей.

4

Будьте пассивно-активными — используйте страдательный залог, чтобы показать «жертву» действия.

5

Присмотритесь к наречиям — используйте их, чтобы изменить значение глагола.
Что еще советует Рой Питер Кларк начинающим писателям.

Собирать больше информации

Новички записывают только то, что планируют использовать. И в опубликованной истории оказывается только то, что записано в блокноте. Профессионалы же берут в итоговый текст 10 % от собранной информации. Поэтому их истории так хороши: в них попадает лучший материал, лучшие описания, ярчайшие детали и самая интересная статистика.

Бесстрашно вносить изменения

После того как черновик написан, приходит время пересмотра текста, его ревизии. Всегда можно вернуться на каждую из стадий процесса. Пересмотреть изначальную идею, пересмотреть исследования, суть, выбор материала, структуру текста. Начало и конец можно поменять местами и вообще полностью переписать черновик.

Погружать читателя в события

Никто не читает историю, чтобы получить полезную информацию. Мы хотим получить опыт, пережить что-то. Литературные произведения переносят читателей в другой мир, в другую культуру, в другой век и совершенно другую обстановку.
Представьте ситуацию: в городе сильный шторм, школа выполняет функцию убежища. Но ветер настолько сильный, что срывает ее крышу. Там сотни людей, на которых обрушивается ливень. Эти люди в растерянности и не знают, что делать… Читателям будет интереснее читать не скупой отчет об этом событии, они хотят понять, каково это — находиться в тот момент в школе.

Правильно отвечать на вопросы

Вопросы к рассказам задаются те же, какие в своей работе используют журналисты, чтобы писать новости или репортажи. Только ответы на эти вопросы в историях имеют другой подтекст. 

  • Ответ на вопрос «кто?» — это герой истории — не просто Вася Иванов, инженер 30 лет, а еще и детали, описывающие характер и увлечения человека.
  • Ответ на вопрос «что?» — это происходящий экшн, некие действия, которые в том числе совершает герой.
  • Ответ на вопрос «где?» — это обстановка, мизансцена, если говорить по-театральному.
  • Ответ на вопрос «когда?» — это период времени, так как все истории разворачиваются во временной перспективе.
  • Ответ на вопрос «почему?» — самый сложный: почему какой-то человек поступает именно так, почему власти реагируют именно так, почему группы людей ведут себя определенным образом?
  • Ответ на вопрос «как?» — это не объяснение того, что случилось, это рассказ, как событие проживалось и ощущалось героем.

Как писать увлекательно, но коротко

К небольшим текстам требования не снижаются. Рой Питер Кларк предлагает два простых приема, с помощью которых любой, даже очень краткий текст будет увлекательным и убедительным.

Первый прием рассмотрим на примере трагедии Шекспира «Макбет». Лорд и леди Макбет убили своего короля. Леди Макбет сходит с ума и умирает. Но зритель этого не видит, так как смерть по сюжету происходит за сценой. Приходит посланник к Макбету и говорит ему: «Королева, мой господин, мертва».

Это предложение имеет три элемента: начало, середину и конец. Если наделить элементы ценностью, то наименее ценной будет часть «мой господин». Второе по значимости — слово «королева». Самый важный элемент — слово «мертва».

Этот пример учит: если вы хотите сказать что-то важное, оно должно быть в начале. Менее важное поставьте в середину. Если вы действительно хотите что-то подчеркнуть, поставьте это в конце.

В этом состоит «теория акцента»:

 

  • самое важное слово находится в конце предложения;
  • самое важное предложение стоит в конце абзаца;
  • самый важный абзац находится в конце текста.
Весь юмор основан на принципе «теории акцента». Вы смеетесь в конце, когда произнесено последнее, ключевое слово. Когда вы изучаете труды великих ораторов истории, вы видите повторение этой техники в их речах. Сейчас, когда я редактирую свою книгу, мне приходится переставлять самые удачные мои фразы и мои лучшие идеи из середины текста в конец.
Рой Питер Кларк

писатель

Второй прием, который поможет сделать текст любого формата более увлекательным и убедительным для читателя, основывается на визуальном эффекте.

Точка (full-stop в британском английском) — это STOP, знак полной остановки. Точка знаменует конец предложения. Любое выражение или фраза, которая идет перед точкой, приобретает определенный вес.

Что указывает на конец абзаца? Отбивка — расстояние между абзацами, похожее на пропущенную строку. Она важна и для читателя, и для писателя. Если на отбивку отводится недостаточно пространства и абзац большой, такой текст кажется тяжелым, скучным и трудным для прочтения.

Кино в тему

«Влюбленный Шекспир»

1594 год. Молодой драматург Уильям Шекспир находится в творческом кризисе: муза покинула его, денег нет, хозяин театра требует от автора новую пьесу в кратчайший срок. И когда, казалось бы, у писателя не остается никакой надежды на обретение нового вдохновения, в его жизнь вторгается сама Любовь в лице обворожительной аристократки Виолы.

> Здесь можно посмотреть фильм

Подборка полезных книг для начинающих писателей

«250 дерзких советов писателю», автор Чак Вендиг

«За одну ночь писателем не станешь. Может, кому-нибудь это и удалось, но у него крыша поехала от пароксизмов радости, страха, паранойи, вины и сомнений. Знаменитостью можно стать за час. А писателем — нельзя. Писатели делаются — выковываются в кузнице собственного безумия и тревоги — в течение многих-многих лун. Писатель, который впервые берется за перо, совсем не тот, что рождает стоящее произведение».

> Здесь можно найти книгу

«Есть идея! Как развить в себе способность мыслить гибко и оригинально», автор Ветас Разносторонний

«Каждый разворот книги — это задание на один день. Положите книгу и карандаш рядом с вашей кроватью. Сразу после пробуждения не тянитесь к смартфону, а берите книгу, открывайте на любой странице и выполняйте всего одно задание».

> Здесь можно найти книгу

«Право писать. Приглашение и приобщение к писательской жизни», автор Джулия Кэмерон

«Лично мне писать пристально легче, если я представляю себе, что пишу для кого-то определенного, кто хорошо меня понимает… Пусть ваш читатель будет живым человеком — возлюбленным, лучшим другом, кем-то, кто понимает ваш юмор и кому нравится, как вы мыслите. Вот и попробуйте писать с точностью для этого человека».

> Здесь можно найти книгу

«Взлом креатива», автор Майкл Микалко

«Особый стиль мышления творческих людей состоит в умении находить такие связи, которые укрываются от внимания простых смертных. Назовем это способностью связывать несвязанное, устанавливать отношения, которые помогают видеть недоступное взору остальных. Так, Леонардо да Винчи нашел общее у звука колокола и камня, нагревающего воду, сделав вывод о волновой природе звука».

> Здесь можно найти книгу

Над материалом работали: Юлия Бриль, Карина Катхурия, Елена Костюк, Полина Холомеева, Екатерина Пчельник, редактура — Ольга Бердецкая, верстка — Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Фактчекинг: как и зачем его проводить

Фактчекинг: как и зачем его проводить

Фактчекинг: как и зачем его проводить

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе с Валидом Аль-Сакафом, старшим преподавателем по медиатехнологиям и журналистике в Университете Седертерна в Стокгольме.

Посмотрите на эти лица. Люди выглядят как настоящие. Но по факту их не существует и никогда не существовало. Их создала нейросеть StyleGAN от разработчика Uber Филиппа Ванна. Сайт генерирует человеческое лицо раз в несколько секунд.

Фотографии фейковых людей обычно используют в рекламе. Но еще они удачно впишутся в фейковые истории. Видя лица, легче поверить в информацию.

Технологии дипфейков дошли до такого уровня, что они пугающим образом похожи на реальность. Необязательно этим занимаются профессионалы, уже есть приложения для мобильных, которые создают дипфейки, позволяют добавить лицо человека в выбранный фильм или декорацию. Мы пришли в такой мир, где мы не можем с легкостью отличить настоящее от ненастоящего.

Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

Кто такой Валид Аль-Сакаф?

Валид Аль-Сакаф — журналист, доктор наук, старший преподаватель по медиатехнологиям и журналистике в Университете Седертерна в Стокгольме.

Будучи журналистом с опытом разработки компьютерного программного обеспечения, начал разрабатывать агрегатор онлайн-новостей для своей страны — Йемен. После блокировки ресурса правительством Йемена сосредоточился на разработке решений для обхода интернет-цензуры. Занимается активизмом в поддержку свободы выражения мнений в интернете, а также исследованиями цензуры.

Почему важен фактчекинг

Из-за того, что количество фейков растет, умение проводить фактчекинг становится особенно актуальным. И особенно актуальным оно является для журналистов. Они теперь не могут соревноваться с другими пользователями по скорости распространения информации. Но могут стать теми людьми, которые выдают качественный и проверенный контент.

В Швеции для журналистов, говорит Валид, выпустить фейковую информацию — это позор и уничтожение репутации. Больше ни одно издание с таким журналистом работать не захочет. Доверие аудитории к медиа — показатель надежности, у такого медиа всегда будут читатели. Значит ли это, что журналисты Швеции не ошибаются? Нет. Ошибаются, конечно, но у кого хватает духу признать свою ошибку, к тому доверие не пропадет.

Журналисты не застрахованы от того, чтобы стать объектом троллинга или жертвой дезинформации. Например, есть исследование Columbia Journalism Review (американский журнал для профессиональных журналистов), где приводятся конкретные случаи, когда журналисты продвигали фейковую информацию — неосознанно, по незнанию, просто не относясь к ней критично. И это значит, что сами журналисты сейчас не являются неуязвимыми и что им нужно больше навыков, больше компетенций, чтобы справиться с этим.

Фейковая информация в лучшем случае испортит настроение, в худшем — уничтожит бизнес, разрушит семью, карьеру или жизнь одного конкретного человека.

Валид Аль-Сакаф приводит в пример истории, когда люди серьезно пострадали из-за фейка. Один шутник с помощью искусственного интеллекта (есть такие сервисы, которые сочиняют истории из воздуха) придумал и поделился в Сети информацией, что в одном кафе готовят человеческое мясо. История широко разошлась, и за несколько минут ресторан потерял тысячи фунтов стерлингов, а его репутации был нанесен серьезный ущерб. Владельцу и сотрудникам такая шутка смешной точно не показалась.

В ловушку фейковых новостей попадают и научные журналы. Одно время существовал проект под названием SCIgen — разработчики создали алгоритм, который использовал настоящие научные статьи, менял их содержание и публиковал как настоящие научные разработки. Несколько журналов повелись на этот розыгрыш и опубликовали полностью фиктивные «научные статьи».

Есть случаи, когда все действительно выходит из-под контроля: например, гугловский механизм искусственного интеллекта сам стал одной из жертв. Им манипулировала история, которая создала много шумихи вокруг стрельбы в Лос-Анджелесе. В том случае сам Google счел, что это реальная история, и вознес ее в верхние строки поиска. А на самом деле история была фейковая. Получилось, что Google стал источником дезинформации — без умысла, просто не зная об этом. И это не единственный случай.
Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

Технология создания дипфейков (реалистичная подмена фото-, аудио- и видеоматериалов, созданная с помощью нейросетей) развивается активнее и быстрее, чем появляются инструменты для верификации. Искусственный интеллект может придумывать сюжеты, создавать новые лица, подменять их и подставлять реальных людей в вымышленные декорации, заменять голос. И для этого не нужно быть гением в IT-сфере, достаточно нескольких приложений для смартфона/айфона.

Алгоритмов проведения автоматической верификации пока не существует. Есть попытки научить машину распознавать дипфейки, например использовать механизмы обработки естественной речи (Natural Language Processing). Но все это — анализ данных, и в этом проблема, считает Валид Аль-Сакаф.

— Необходимо сопоставлять данные с контекстом, понимая, как работают сами медиа, кто за ними стоит и какого рода контент они производят. Другими словами, будет очень трудно различить, что реально, а что нет, если вы полагаетесь только на технологии, — говорит ученый.

Влияние и распространение ложной информации достигает беспрецедентных уровней, считает Валид Аль-Сакаф. Поэтому роль журналистов как фактчекеров останется востребованной.

Как проводить фактчекинг

В университете Сёдертёрн разработали механизм, как проводить фактчекинг.

Первое

Необходимо понять, какую информацию проверяем. Действительно ли это те сведения, которые важны аудитории, и какова их ценность?

Второе

Решить, каким образом проверять информацию. Желательно сформировать короткий список, по которому будет проходить фактчекинг (ниже расскажем про такие шаги подробнее).

Третье

Провести фактчекинг и представить результаты публике. «Если ваш фактчекинг неинтересен общественности, не привлекает читателя, то он сделан впустую. Хотя в конечном итоге важно, чтобы общество получило результаты вашего фактчекинга», — говорит Валид Аль-Сакаф.

Чек-лист для верификации информации

R
Промониторьте информацию в традиционных СМИ, поищите альтернативные мнения.
R
Просканируйте социальные сети, что, а главное, кто еще распространяет эту информацию. Оцените, с какой скоростью сведения распространяются.
R
Постарайтесь найти первоисточник, где информация появилась: на новостном сайте, в социальных сетях или распространялась через мессенджеры. Когда нашли первоисточник, посмотрите, что дальше об этой истории там говорится.
R
Посмотрите, кто стоит за конкретным заявлением — человек или организация, с какого аккаунта это было написано. Может, это фейковый или сатирический аккаунт. Не набрасывайтесь сразу на саму историю, всегда смотрите на источник.
Иногда встречаются аккаунты-самозванцы. Ангела Меркель имеет столько аккаунтов — и ни один из них на самом деле ей не принадлежит. И вам нужно знать, действительно ли этот аккаунт принадлежит тому человеку, на которого претендует. Есть ли полномочия? Уличали ли когда-либо этот аккаунт в распространении дезинформации? Размещался ли там достоверный контент? Возможно ли идентифицировать источник, можно ли туда просто позвонить? Если есть вопросы или подозрения насчет источника, дважды подумайте, стоит ли такая информация внимания.
Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

R
Попросите помощи у читателей: что им кажется подозрительным в той информации, которая «набирает обороты» и которая представляет широкий общественный интерес?
R
Оцените, представленная информация подана как факт или это чье-то мнение.
R
Не проводите фактчекинг пародии, сатиры, развлекательного контента (посмотрите, есть ли эта информация на сайте «Панорамы» — сатирического издания России).
R
Проверьте, это какая-то новая информация или она была проверена прежде. И вам не придется расследовать то, что другие уже расследовали до вас.
R
Оцените, насколько силен эффект, влияние этой информации: если она останется непроверенной, что это будет означать для общества? Как это повлияет на общественное мнение?
R
Оцените, хватит ли вам ресурсов для фактчекинга (может, дешевле и проще такую информацию вообще проигнорировать).
R
Никогда не считайте как само собой разумеющееся, что все навсегда останется таким, какое оно есть. Все может со временем измениться.
R
Если в истории использованы ссылки на источник или справочники — проверьте их напрямую. Рабочие это ссылки или нет, ведут ли они непосредственно на те сведения, на которые ссылаются.
R
Воспользуйтесь инструментами и онлайн-сервисами, чтобы проверить точность фотографии и видео, были ли они изменены, изучите их метаданные — где было снято фото и видео, какого числа.
Вам не нужно смотреть на все потенциально неправдивые истории, вам нужно понимать, насколько они релевантны общественному интересу, будет ли эта журналистская работа оправдана.
Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

Изучите дополнительно

Посмотрите шесть видеолекций продолжительностью от 5 до 19 минут в доступном для всех курсе «Как распознать фейки». Лекции ведет Илья Бер — профессиональный фактчекер, основатель сайта «Проверено.медиа».

Каждое видео посвящено отдельному направлению: псевдонауке, теориям заговора, мистификации, ложным цитатам. В общем, всему тому, чем мы так любим активно делиться в социальных сетях. Илья Бер не только объясняет, как и откуда возникают фейки, но и подсказывает алгоритмы, которые помогают эту дезинформацию разоблачать.

Почему нас обманывают

Ложную информацию можно разделить на три типа:

  • мизинформация — она не стремится намеренно ввести в заблуждение, возникает по незнанию, неведению, небрежности, но именно она широко распространена в соцсетях и мессенджерах и приводит к распространению всякого рода слухов;
  • дезинформация — заведомо ложная или искаженная, создана, чтобы манипулировать другими и нанести вред другим, часто используется в пропаганде и для извлечения выгоды;
  • злонамеренная информация — точечные атаки разрушительной информации против людей, организаций, корпораций или даже целых стран. Примером может служить порноролик, сделанный с целью мести — когда речь идет об отдельном человеке. На уровне взаимодействия целых стран это новости о ядерной атаке.

Есть несколько причин для появления ложной информации. Она активно появляется во время предвыборных кампаний, когда политические партии, соперничая друг с другом, активно распространяют фейки о конкурирующей партии. Потом есть те, кто использует дезинформацию, чтобы успешно поиграть на бирже. Это активный инструмент для пропагандистских СМИ, чтобы у аудитории складывалось «правильное» мнение о происходящих событиях. И чем ближе информация к третьему типу, тем она вреднее и разрушительнее.

Всегда есть одна сторона, которая старается выйти победителем в этих дебатах и в этом спектре дезинформации, а другая становится проигравшей.
Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

Немного теории о фейках и доверии

Интернет — это площадка для свободного обмена любой информацией. Несмотря на попытки властей многих стран ввести цензуру на контент, который размещается в Сети, люди все равно находят способ обойти запреты, ограничения и блокировки.

Поскольку нет никого, кто бы мог контролировать информацию в интернете, есть способы продвигать свои идеи. Это расширяет свободу слова и возможность коммуникации. Но в то же время позволяет любому человеку писать что ему угодно. Это все приводит к информационному беспорядку.

«В интернете нам всегда нужно быть начеку и помнить про наличие разнообразных проблем. Интернет — прекрасный ресурс, но он также изобилует фальшивой информацией: начиная с пропаганды и лжи, вплоть до конспирологических теорий, слухи, розыгрыши, предвзятый контент».
Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

В последние несколько лет происходит нечто «фундаментальное»: люди все меньше получают новости в традиционных СМИ. Эта тенденция отмечается в разных странах. Если старшее поколение еще готово воспринимать традиционные СМИ как источник достоверной и объективной информации, то молодежь так уже не считает.

Есть такие страны, как Финляндия, где высокий уровень грамотности и где люди потребляют много медиа, и там выше доверие, особенно к вещательным общественным медиа. Но есть много стран, даже западных, и на более низком уровне спектра — например, Соединенные Штаты.

С падением доверия к традиционным медиа как люди узнают, что происходит вокруг них? В цифровом мире. Чем более доступны цифровые медиа, тем меньше люди потребляют традиционные СМИ. Это не показывает, что те или иные медиа «хорошие» или «плохие». Это показывает, что аудитория больше ориентирована на социальные сети как источник информации.

Эта ситуация очень опасна. В отличие от традиционных медиа, когда люди идут в киоск, покупают газету и дома ее читают, это сетевая реальность. Люди делятся информацией друг с другом. Они не идут к конкретной газете, чтобы ее читать, она сама приходит к человеку через его друга, потом он ее посылает другому другу, и это создает эффект сети. Что приводит к дополнительному эффекту — манипуляции новостями.

Что вызывает у нас еще большую озабоченность? Тот факт, что социальные сети — это уже не просто жанр, это источник медиа, источник новостей. Люди будут верить тому контенту, который существует в социальных сетях.

Одно из шокирующих открытий состояло в том, что 96 % тех, кто голосовал за Трампа, верили слуху, что Трамп послал свой собственный самолет, чтобы спасти двести попавших в беду морских пехотинцев. Эта информация появилась в социальных сетях и не имела ничего общего с реальностью. Но в это верили не только голосовавшие за Трампа, но и избиратели Клинтона тоже. Это означает, что люди из обеих политических партий попадают в ловушку появляющихся фейковых новостей. Очень тревожно видеть, как много людей верит в дезинформирующие статьи.

Озабоченность вызывает тот факт, что новое поколение все больше движется в сторону подобных платформ с контентом, создаваемым пользователями. Так что, чем более вы молоды, тем выше вероятность, что вы будете использовать меньше новостного, а больше развлекательного контента и те платформы, которые менее информативны и более ориентированы на развлечения. Это означает, что, с одной стороны, вы менее критичны, вы «впитываете», вы потребляете контент, который не проверен, а с другой стороны, вы также используете меньше информационного контента, а больше контента развлекательного характера.

Люди, даже которые понимают, что соцсети могут являться источником дезинформации, к сожалению, продолжают верить распространяемой информации.

Валид Аль-Сакаф

журналист и ученый

Проверьте себя

Компания Adobe к 25-летию Photoshop подготовила тест, где предлагает пользователям проверить себя и определить, что они видят перед собой — настоящее фото или отредактированную иллюстрацию.

Тест предлагает определить: перед вами реальная фотография или иллюстрация, созданная с помощью фотошопа. Например, это фото – реальное.

Над материалом работали:
текст — Ольга Бердецкая, дизайн — Ярослав Чернов.

Знаете похожие технологии? Расскажите о своём опыте, нам интересно!

Зачем писать о правах человека?

Зачем писать о правах человека?

Зачем писать о правах человека?

Писать о правах человека может быть делом неблагодарным и небезопасным. Журналист рискует получить звание иностранного агента, услышать «вы все врете», или обиженное ответственное лицо обратится в суд. Как и зачем писать о правах человека и с какими сложностями сталкиваются авторы? Разбираемся с экспертами.

Как победить чувство бессилия

Нарушение прав человека — одна из основных тем локальных СМИ. Даже надоевшая яма на дороге, которую не ремонтируют лет десять, и то нарушает права человека на достойную жизнь, на безопасное передвижение. Пишет городской журналист про эту яму, пишет, но ничего не меняется. Как тут не впасть в уныние?

Яма на дороге — просто образ, примеров под него каждый автор соберет множество. Потому что у каждого в запасе есть такие бессменные темы.

Подливают проблем редакциям постоянно обновляющиеся законы, введение запретных тем и ограничений на освещение.

Я не вижу никаких проблесков, никакого света в конце тоннеля, только ужесточающееся законодательство. Это неизбежно приводило и будет приводить к ограничению наших профессиональных прав. Мы уже не можем написать о том, о сём, о пятом, о десятом, об иноагентах, о самоубийствах, об экстремистах… Сейчас можно попасть под оскорбление ветеранов, под реабилитацию нацизма, подо всё что угодно. И это неразрывно связано с внутренней политикой, а она только набирает обороты в плане закручивания гаек.
Георгий Чентемиров*

председатель Карельского союз журналистов

Ощущение безысходности порой возникает, признаются российские журналисты, и оно расстраивает. Но не все ситуации безнадежны. Иногда тему нужно поднимать вновь и вновь, чтобы произошли изменения.

«Очень часто проблема не решается после первого текста, но мы обычно продолжаем писать о судьбе героя дальше и порой случается невозможное», — говорит Елена Трифонова, автор и редактор авторского интернет-журнала «Люди Байкала». В пример она приводит серию публикаций о домохозяйке из Усолья Марине Рузаевой, которую пытали полицейские. По соседству с женщиной произошло убийство, в полиции решили, что она могла быть свидетельницей преступления, и пытались выбить из неё показания электрошокером, надев на голову пакет.

— Марине и её мужу Павлу удалось совершить почти чудо: они добились, чтобы полицейских осудили на реальные сроки, — говорит Елена Трифонова. — Правда, им пришлось посвятить этому какую-то часть своей жизни. Муж Марины за это время стал правозащитником, а до этой истории устанавливал на дверях домофоны. Я думаю, тут реально очень помогла огласка, но главное сделали Марина и Павел — они не сдались и победили.

Нужно понимать, что главная задача журналиста — не решить конкретную проблему, а говорить о проблемах, не давать о них забыть и замести под ковёр. Это не спринт, это — марафон, и нужно на него настроиться.
Елена Трифонова

автор и редактор авторского интернет-журнала «Люди Байкала»

Похожего мнения: «журналистика — это игра вдолгую, и какие-то проблемы могут решаться годами» — придерживается и Александр Эрлих, издатель и главный редактор городского сайта Zelenograd.ru.

— Самый лучший наш кейс: почти пять лет мы лоббировали постройку пешеходного моста, писали, добивались, чтобы расходы на его строительство включили в бюджет. И добились, — говорит Александр Эрлих. — Никто не верил, что это возможно. В итоге мы получили не понтонный мост, а хороший, по которому каждый день проходят сотни пешеходов. И на это нам потребовалось пять лет. Мало кто будет заниматься проблемой столько времени. У людей горизонт планирования, как правило, до следующей зарплаты.

«Защищая одного — защищаем каждого» — такого девиза придерживается правозащитный фонд «Общественный вердикт». Сотрудники фонда безвозмездно помогают людям, которые пережили пытки, насилие и жестокое обращение со стороны правоохранителей; работают по делам, связанным с участием в митингах, пикетах, акциях протеста; защищают тех, кого преследуют за их гражданскую позицию, по «иноагентскому законодательству» и законодательству о «нежелательных организациях». Юристы фонда, например, помогали Марине Рузаевой и ее мужу Павлу Глущенко добиваться справедливости.

Рассказывая истории своих подзащитных, мы как бы показываем им, что они не одни со своей болью, их поддерживают не только правозащитники, но и самые разные незнакомые люди, сопереживают им, восхищаются их стойкостью и желанием добиться справедливости.

Елена Истомина

специалист по связям с общественностью фонда «Общественный вердикт»

5

Как журналисту не потерять смысл в своей работе

Почему говорить о правах человека рискованно, но не бессмысленно

Есть минимум 30 поводов наказать человека штрафом, ограничением или лишением свободы только за публикации в интернете. И это один из рисков для журналистов. Написали о работе какой-нибудь организации, а ее внезапно признали «нежелательной». Не успели удалить материал с сайта — можете получить штраф. Наказать штрафом и заблокированным сайтом могут за «пропаганду» однополых отношений. И нет гарантии, что к пропаганде не отнесут, например, рассказ о нарушении прав человека, состоящего в однополых отношениях. Есть примеры, когда журналистов задерживали и штрафовали, когда они работали на акциях протеста.
За проявление гражданского активизма государство тоже часто карает. Только фонд «Общественный вердикт» в последние годы ведёт несколько сотен дел о защите прав активистов. Суды в подавляющем большинстве работают как конвейер, не учитывая правовые позиции и аргументацию, назначают штрафы, административные аресты, обязательные работы. «Но даже в такой неутешительной сложившейся правоприменительной практике нам удаётся отменять судебные решения или же хотя бы снижать штрафы и облегчать другие административные наказания», — говорит Елена Истомина.

Когда не удавалось добиться справедливости в российских судах, юристы фонда обращались в Европейский суд по правам человека. После выхода России из Совета Европы остаются правовые механизмы подачи жалоб в комитеты ООН.

После начала «спецоперации» независимая журналистика в нашей стране практически оказалась под запретом, следовательно, нельзя исключать, что следующими станем мы. Тем более последние восемь лет мы постоянно находимся под прессингом штрафов, шельмования в прогосударственных СМИ. Регулярно слышим в судах от адвокатов обвиняемых в пытках и незаконном насилии, что мы «иностранные агенты» и работаем против интересов России. Но мы в эти восемь лет не остановились, не прекратили ни одной из наших программ, более того, запустили несколько новых проектов.

Елена Истомина

специалист по связям с общественностью фонда «Общественный вердикт»

 

Может быть небезопасно для журналиста помогать жертвам домашнего насилия. Журналистка «Людей Байкала» боялась выходить из дома после публикаций о депутате небольшого города, который избивал свою жену. Та сбежала с маленьким ребёнком на руках. Подала в суд, проиграла. Муж находил её, снова пытался избить, и никакой управы на него нет.

— У человека явно расшатана психика, при этом большой административный ресурс и влияние в городе», — рассказывает Елена Трифонова.

Ещё одна история о домашнем насилии закончилась лучше. Жена подала на развод, суд оставил детей у неё. Но бывший муж украл ребёнка, не позволял ему ходить в школу и гулять. При этом не открывал дверь ни матери, ни полиции. Женщине удалось добиться, чтобы судебные приставы забрали ребёнка у отца и вернули ей.

— Но ехать на встречу она боялась страшно. Думала, что после того, как приставы передадут ей сына, бывший муж начнёт их преследовать и снова отберёт ребёнка, — вспоминает Елена Трифонова. — Она попросила нас присутствовать при их встрече, чтобы как-то обезопасить себя. Думала, что при журналистах он будет держать себя в руках. Было совершенно непонятно, чего ждать. Так что нам пришлось провести целую операцию прикрытия. В итоге всё хорошо, мать и ребёнок дома, в другом городе.

Обычно журналисты от тем, связанных с домашним насилием, отказываются. Они очень рискованные со всех точек зрения. Это касается и физической безопасности, и юридических рисков. Закон о домашнем насилии так и не принят. Освещается тема плохо именно из-за того, что очень сложная и сенситивная. В обществе считается, что люди должны сами выяснять свои отношения. Среди читателей эти истории вызывают споры, их не очень хорошо принимают. Считают, что жертва сама виновата — «изменяла, или мозг выносила, или ещё что». Люди оправдывают насилие, они привыкли к нему. Но это значит, что говорить нужно обязательно. Только так можно что-то изменить.
Елена Трифонова

автор и редактор авторского интернет-журнала «Люди Байкала»

Такое облако слов получилось у независимой команды исследовательниц, которые изучали, как язык публикаций влияет на отношение общества к преступлениям. «Анализ 250 текстов показал, что в четырёх из пяти текстов журналисты транслируют голос власти и не маркируют убийство женщин как часть системной проблемы. В каждом пятом тексте обвиняют жертву и не рассказывают историю насилия, которая завершилась убийством», — делают выводы авторки проекта.

Человек может решить свою частную проблему, привлекая прокуратуру, играя на ведомственных противоречиях, по сути, пробивая головой стену. Но ему придётся нелегко и он в редких случаях будет тиражировать свой успех для других.

Позитивный пример из Зеленограда (находится рядом с Москвой, в городе проживает около 250 тысяч человек). Десять лет назад городской активист фиксировал дорожные нарушения, как настроены светофоры, собирал информацию о пробках. Потом «капал на мозги» руководству города своими предложениями, как ситуацию улучшить. Пока его не подключили к решению этих проблем. На общественных началах. Сейчас этот активист руководит большой компанией и является крупным подрядчиком Москвы по технической организации дорожного движения.

— Таких примеров — один на миллион, таких активистов, которые варятся в своей маленькой лужице, в своей маленькой проблеме, — один на тысячу. И наша задача как медиа вытаскивать такие истории успеха и рассказывать их, — считает Александр Эрлих. — И вторая наша задача — организовывать людей. Мы можем это сделать: собрать 2-3 тысячи подписей и выступать за изменения от лица горожан. И это большая сила. У нас в Зеленограде очень хорошо работает такая схема. Но самостоятельно люди не могут организоваться, не умеют, не знают как.

На коммунальном и бытовом уровне россияне хорошо защищены, уверен Александр Эрлих. Но чтобы добиться изменений, надо заниматься решением проблемы системно и длительное время. В пример он приводит историю с жителями новостройки, которым строительная организация навязала собственную управляющую компанию. Жильцы смогли провести собрание собственников, сменили УК и добились, чтобы в отношении навязанной застройщиком компании возбудили уголовные дела.

Один человек не может добиться ничего, тысяча — добьются чего угодно на районном уровне. 10 тысяч человек добьются чего угодно в решении коммунальных проблем на уровне Москвы. Это чисто количественные показатели. Как говорил Алексей Навальный**, «у каждого должны быть 15 минут борьбы с режимом в день. Этого достаточно». Представьте, тысяча или 10 тысяч человек всего 15 минут в день будут заниматься тем, чтобы ему комфортнее жилось в своём доме, в своём дворе… Мы бы не узнали наши города через год с точки зрения качества жизни, удобств, комфорта.
Александр Эрлих

издатель и главный редактор городского сайта Zelenograd.ru

С какими сложностями сталкиваются журналисты

— Наверное, главная проблема, которая есть, — это сами люди, которые не очень-то и понимают, что такое их права, что они нарушаются и надо ли им вообще их защищать, — говорит Евгений Белянчиков*, главный редактор сайта Karelia.news. — Иногда думаешь: «А зачем я пишу про тебя, если тебе самому это вроде как и не надо?»

Потребительское отношение читателей к журналистам: «я к вам обратился, вы и решите мою проблему, но меня дополнительно не напрягайте» — встречает и Александр Эрлих. В редакции Zelenograd.ru таким героям предлагают сделать хотя бы первый шаг по инстанциям и снова обращаться в СМИ, если ответ не удовлетворит.

— Очень многие отваливаются на этом этапе, — говорит Александр Эрлих. — У меня тут очень жёсткая позиция: если люди сами не готовы что-то сделать, то мы тоже не будем делать. И стараемся не писать, что всё плохо, а в конце материала добавлять раздел для читателей, рассказывающий, что они могут сделать. Там публикуем телефоны и адреса, куда человек может обратиться самостоятельно, если столкнулся с аналогичной проблемой. Тысяча человек прочитает, если пять из них напишет и позвонит — это уже будет хорошо.

Люди своими правами не интересуются до тех пор, пока их лично не коснется беда, считает Елена Трифонова. Но даже когда коснётся, часто боятся говорить вслух, что их права нарушают. Боятся обращаться к журналистам, а если обращаются, часто просят не называть их фамилии.

— Был случай, когда врач рассказал нам, что у них в ковидном госпитале не хватает СИЗов, поэтому они их стирают в хлорке и надевают по семь раз. Так вот, человек попросил поменять не только фамилию и должность, но даже пол, — говорит Елена Трифонова.

Люди очень боятся и не верят вообще ни в какие инструменты воздействия на власть. Но у нас много примеров того, как ситуацию удавалось менять именно благодаря огласке. И тут многое зависит от самого человека, от его решимости и смелости. Я бы не сказала, что от журналиста ждут, что он решит все проблемы. Ну, просто потому, что люди вообще никому уже особо не верят, и журналистам тоже.
Елена Трифонова

автор и редактор авторского интернет-журнала «Люди Байкала»

Отписки и бездействие чиновников — еще одна сложность, с которой сталкиваются журналисты, пишущие о нарушении прав человека. Государство, владеющее всеми ресурсами, чтобы помогать людям жить лучше, обычно старается проблемы игнорировать.

— Очень много жалоб именно на бездействие государства или на реакцию противоположную, — говорит Евгений Белянчиков*. — Отписки, формальные ответы — все мы через это проходили. Хочется что-то делать, а ты ничего не можешь, ты бессилен.

Как и о чём писать

Независимых журналистов часто упрекают, что они только плохое про власть пишут и только её ругают.

— Мы ругаем по законам драматургии. В материале должен быть конфликт. Нет конфликта — нет материала, — говорит Георгий Чентемиров. — Зачем писать, что дорога ровная, если она должна быть ровной? Здесь нет темы, так и должно быть. А если люди лишены медпомощи, потому что не дозвониться до «скорой», а если дозвониться, не доехать — это проблема, которую нужно решать. Это конфликт, который есть, и на него нужно обращать внимание власти.

Не хайповать на конфликте, не публиковать историю, если досконально в ней не разобрался, не делать скандальный заголовок, дать шанс высказаться всем сторонам — базовые правила профессионального журналиста. И эти правила помогут хотя бы частично избежать возможных проблем и конфликтов с властями.

— Зачастую мы настроены на хайп, нам очень важно именно со скандальной стороны подать материал, даже иногда не разобравшись, — говорит Евгений Белянчиков. — И это часто приводит к обидам чиновников, государственных деятелей, что там всё не так, мы не разобрались. Хотя я, конечно, придерживаюсь позиции, что журналистика должна поднимать острые вопросы.

Есть три типа обращений людей к журналистам — по степени вовлеченности. Их выделил Александр Эрлих.

 

  1. Когда человек буквально видит неожиданные изменения вокруг себя и не понимает, что происходит. Например, идёт по городу, и какой-то участок огородили забором. Человек не понимает, как это его коснётся, начинает беспокоиться и хочет узнать, что происходит.
  2. Когда человек сталкивается с несправедливостью: в больнице нахамили, у ребёнка проблемы в школе, на работе выговор объявили, капуста подорожала на 150 %. Человеку кажется, что его обидели, но он при этом не понимает, что делать.
  3. Когда у человека в голове есть представление, что и как надо изменить, чтобы стало хорошо. Обычно к этому типу людей относятся активисты и городские сумасшедшие. Они со своими проектами приходят в редакцию, чтобы продвинуть эту идею дальше.

Елена Трифонова отмечает топ «вечных» тем интернет-журнала «Люди Байкала»:

 

  • Непроработанность природоохранного законодательства на особо охраняемых природных территориях. Для Иркутской области и Бурятии это больная тема, потому что проблема выливается в настоящие трагедии для людей. Одна из последних историй: природоохранная прокуратура хотела снести целую деревню, которая была основана на острове Ольхон на Байкале в 1930-х годах. Потому что дома якобы построены на землях лесного фонда, а вовсе не деревни. Жители заняли очень активную позицию, создали общественное движение и добились прекращения дела. Выяснилось: когда составляли «лесную карту» в советское время, просто допустили ошибку и «забыли» поставить деревню на карту.
  • Обеспечение лекарствами льготных категорий. «Люди Байкала» постоянно пишут, что особенным детям не дают лекарства, положенные по закону, или пытаются заменить оригинальные препараты на дженерики. «В области уже есть несколько уголовных дел против чиновников Минздрава. Но это не помогает, потому что проблема не в чиновниках, а в системе: денег не хватает, специалистов тоже.
  • Домашнее насилие (примеры историй и реакцию читателей на них см. выше).

Состояние медицины и качество оказываемой медицинской помощи стали основной темой и для фонда «Общественный вердикт». Всплеск жалоб от заключённых был в ковидный 2020 год. Поэтому сотрудники фонда создали интерактивную карту мониторинга респираторных заболеваний в колониях и СИЗО «Серая зона».

— В связи с введёнными из-за пандемии ограничениями в фонд стали обращаться люди за правовой помощью по этому поводу. Можно отметить и возросшее число дел по обжалованию бесчеловечных условий содержания, — говорит Елена Истомина.

2021 год начался с массовых протестов в поддержку Алексея Навального** и ужесточения иноагентского законодательства. У юристов и адвокатов фонда значительно увеличилось число дел по этим направлениям. Поступили в фонд обращения от заключённых, переживших пытки после бунта в ангарской колонии.

— Оказала влияние и «спецоперация в Украине», которая началась 24 февраля 2022 года. Сейчас в работе фонда появились дела по новым статьям о «дискредитации российской армии»: мы защищаем людей, на которых были составлены протоколы, — говорит Елена Истомина. — Несмотря на непростые условия, которые возникли сейчас, мы продолжаем свою работу дальше и будем делать её до той поры, пока в России это будет возможно.

* Цитаты Евгения Белянчикова и Георгия Чентемирова с дискуссии журналистов Карелии, которая состоялась в 2021 году. Разговор был посвящен тому, как журналисты освещают тему прав человека.

** Росфинмониторинг внес Алексея Навального в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

Над материалом работали
текст — Ольга Бердецкая, дизайн — Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своём опыте, нам интересно!

Зачем нужны информационные фильтры и как их установить

Зачем нужны информационные фильтры и как их установить

Зачем нужны информационные фильтры и как их установить

Спецпроект создан на основе беседы с мультимедийным продюсером, медиатренером Оксаной Силантьевой.

Наш мозг не умеет обрабатывать такой объём информации, который сегодня курсирует в мире: новости, фильмы, фотографии, подкасты, лонгриды. И мнения. Очень много мнений.

 Мы всегда жили в информационном дефиците: у нас ценность была добыть книжку, посмотреть интересный фильм. Мультики показывали в 9 часов утра в субботу, и мы неделю ждали. Сейчас же абсолютно на каждого человека вне зависимости от того, какой он профессии, сваливается огромный поток информации. Никто из нас не знает, как мозгу с этим справляться. Мы на коленке изобретаем модели, как выжить в этом информационном переизбытке. Готовых инструментов нет, не получится вытащить из прошлого готовое лекарство либо рецепт.

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

К непосильному для мозга объёму информации добавляется ещё одна проблема: попав в интернет, каждый пользователь должен стать сам себе редактором — человеком, которому нужно формировать собственную информационную повестку, выбирать, что смотреть, читать, слушать, к чьему мнению прислушиваться.

СМИ — это та индустрия, которой раньше люди делегировали разгребать информационные завалы и отдавать читателям готовый, упакованный информационный продукт. Именно журналисты и редакторы являлись и в некоторых случаях продолжают являться фильтром, который не дает обрушивать на человека слишком большой объём информации.

Редактор решал (решает), какая тема важна аудитории, а что можно проигнорировать. Журналист собирал (собирает) факты, мнения экспертов, и на выходе читатель получал упакованную выжимку самого главного, что в мире/теме происходит.

Технологии новых медиа перевернули эту систему. Теперь каждый человек вне зависимости от профессии и образования стал генератором контента. И все мы включились в увеличение и расширение информационного потока. Блогеры, эксперты, бренды, организации — все контент генерят. И мало кто фильтрует. Большая часть СМИ или не успевает, или не хочет заниматься фильтрацией: мол, люди умные, сами разберутся.

Человек проводит день на своей работе, приходит домой и, вместо того чтобы получить готовый медиапродукт, должен сортировать источники, формировать свою ленту. То есть работать второй сменой за редактора. Это может показаться несправедливым. Но пока мы не настроили этот мир по-новому. То, чем я могу помочь обычному потребителю всей этой новостной информации, — это дать основы работы редактора. Пока настоящий редактор бессовестно не выполняет свою работу.

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

Разберёмся в понятиях

Информационная гигиена

Не тащить в рот что попало (особенно с пола), мыть руки после улицы, стирать одежду, принимать душ, чистить зубы — это базовые принципы гигиены, которые мы соблюдаем, чтобы выглядеть опрятно и чувствовать себя лучше.

Информационная гигиена — по аналогии предполагает не тащить в мозг всё, что попадается на глаза. Выбирать источники, которым можно верить. Сомневаться и, прежде чем делиться с кем-то полученными сведениями, проверять их достоверность.

Политолог Екатерина Шульман* за пять минут объясняет, как жить человеку в эпоху информационной прозрачности и переизбытка контента. Почему нужно учиться информационной гигиене и почему нельзя недооценивать СМИ.

Информационный пузырь

Алгоритмы поисковиков и социальных сетей анализируют поведение пользователя и подстраиваются под его запросы и симпатии. Постепенно в поле зрения человека попадает только та информация, которая «подтверждает» его мировоззрение.

Это плохо, потому что:
 

  • мир начнёт выглядеть однобоким, ограниченным и враждебным;
  • наши социальные навыки будут угасать;
  • столкнувшись с реальностью, не будем знать, как на неё реагировать;
  • мы рискуем стать более нетерпимыми к тем, кто думает иначе;
  • в информационном пузыре лучше разрастаются «теории заговора».

Новости/события

То, что случилось в реальности. Вступивший в силу запрет, почищенный ото льда тротуар, пришедшая на счёт зарплата. «Раньше этого не было — теперь вот оно, можно в этом убедиться», «Раньше было вот тут — теперь исчезло, нет его».

Есть события, которые непосредственно затрагивают нашу жизнь, и нам приходится менять своё привычное поведение в зависимости от случившегося. Разбираться и ставить VPN, ставить на паузу закупки, увольнять (или нанимать) сотрудника, платить за горячую воду больше.

Сколько из сегодняшних заголовков будут интересны через 100 лет? А через 1000? Проект Кирка Ситрона «Долгие новости» занимается сбором рассказов о событиях, последствия которых будут ощущаться десятки, если не сотни лет.

С появлением интернета и социальных сетей новости распространяются с невероятной скоростью в огромном количестве. Как мы выбираем новости для просмотра? Педагог Дэймон Браун рассказывает, как мнения и факты (а иногда и лже-факты) становятся частью новостей и как умный зритель может отделить одно от другого.

Анонсы и обещания

То, что ещё не случилось, но кто-то другой планирует «это случить». Театр драмы планирует показать спектакль 4 апреля. Преподаватель планирует провести экзамен по вот такому списку вопросов. ЦБ обещает не повышать ключевую ставку до 10 мая. Компания обещает запустить или расширить производство и продавать больше продукции.

Анонсы и обещания отличаются от событий тем, что есть ненулевая вероятность их НЕСБЫЧИ. Спектакль могут отменить и перенести, интернет-компания в ночь может заблокировать доступ к вашему аккаунту, пообещавший починить вам кран сантехник может забыть про договоренность и не прийти, компания — разориться.

Мнения

Это личные высказывания людей по разным поводам. Достаточно легко идентифицировать мнения по словам-маркерам:

  • мне кажется,
  • я уверен(а),
  • по моему мнению,
  • я хочу,
  • мы должны,
  • это же очевидно,
  • я знаю,
  • точно вам говорю,
  • гарантирую вам.

В эту же колонку попадают все предсказания типа «точно случится», «обязательно произойдет», «мамой клянусь».

В интернете вы найдёте много мнений экспертов, псевдоэкспертов, квазиэкспертов и тех, кто мимо проходил. Существуют отдельные онлайновые службы, где журналисты ищут экспертов. Процесс устроен так: журналист заходит в эту систему и говорит: «Я пишу на эту тему. Кто может выступить моим экспертом?» И люди, которые хотят продвинуться, которые хотят публичности, которые хотят упоминания своего имени, продвижения своего бренда, очень активно откликаются на эти призывы. Те люди, которые действительно разбираются в вопросе, обычно сильно заняты, до них достучаться журналистам достаточно трудно. Поэтому в нашей новостной ленте — средняя температура по экспертной больнице.

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

Плюс нужно понимать, что хорошо говорящий и доступный, активно откликающийся на запросы спикер быстро становится востребованным, цитируемым. И эти качества эксперта часто более значимы, чем глубина владения темой и непредвзятость.
5

Как понять, является ли человек экспертом, по его странице в соцсетях?

Думскроллинг

От английского doom — «гибель, судьба, рок» и scrolling — «прокрутка». Думскроллинг — это склонность к просмотру и чтению плохих новостей, несмотря на то что они удручают, огорчают и деморализуют. Также иногда используется похожее понятие «думсёрфинг» (doomsurfing), обозначающее намеренный поиск подобных инфоповодов.

Стремление «оставаться в курсе» может казаться человеку неким гражданским долгом, а незнание того, что происходит в мире, — признаком отсталости от жизни. Боязнь быть неинформированным можно сравнить со страхом упущенной выгоды.

Думскроллинг не возвращает ощущение контроля. Наоборот, он способствует развитию тревожности и стресса, порождает неуверенность.

Зачем нужна информационная гигиена

Не знать обо всём — нормально. Ничего не случится, если вы выпадете из информационной повестки на час, день или даже неделю. Самые ключевые новости, которые могут повлиять на вашу жизнь, так или иначе до вас дойдут. Всё остальное вы можете контролировать сами. Подпиской, отпиской, настройкой, выключением.

Ненасытность информацией очень трудно остановить, потому что весь информационный мир, который зарабатывает на пользователях (то есть всех нас), способствует формированию этой привычки. И только сам человек осознанно может как-то противостоять этим манипуляциям. От постоянного скроллинга мы только теряем время, которое могли бы потратить на реальный прогресс в собственной жизни.

Основатель Netflix Рид Хастингс сказал: «Мы не конкурируем с другими платформами, мы не конкурируем с медианосителями, мы конкурируем с человеческим сном». Потому что сон — это единственное место, куда ещё не добрались медиа. Чем меньше вы спите, чем хуже вы спите, тем успешнее медиа залезли вам в голову. Никто не будет заботиться о спокойствии вашего мозга, кроме вас самих. Все будут только охотиться за вашим временем и сном.

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

Поэтому важно спать. Важно посвящать время себе, своей семье, друзьям, работе, увлечениям. Чтобы не сойти с ума. И чтобы были силы отфильтровать информационные потоки, сохранить и развить критическое мышление.

Как наводить порядок в голове

Оцените свое медиаполе

На фото — пример заполнения информационного круга, в котором мы живём. Выделите секторы, на которые вы тратите своё время, и оцените, есть ли перекос, в какой области.
5

Скачайте шаблон для диагностики медиаполя

Отделяйте факты от личных суждений

Факт — это числа, даты, имена, события. Он не даёт никакой оценки, ни к чему не призывает. Все факты можно подтвердить.

Оценка — это выражение субъективного мнения автора. Она выражена эмоционально и может призывать к каким-то действиям.

Выполните упражнение: проанализируйте 50 заголовков подряд, разложите их по трем полочкам: события, обещания, мнения. И вы с большой долей вероятности увидите, что лента новостей состоит из событий процентов на десять. Остальное — «высказался», «посоветовал», «выплатят», «распорядился», «перестанут», «могут закрыться».

Обычный читатель ленты приравнивает обещание к событию. Десять тысяч рублей обещают выплатить семьям с детьми только в мае, а мозг уже считает, что помощь оказана. Мэр высказался, что надо выключить электричество, а мозг думает, что чья-то рука уже на рубильнике.

Очень часто медиа пишут о чём-то не потому, что это действительно важно для аудитории, а просто чтобы было. Новостные ленты заполнены малозначимыми, оторванными от контекста сообщениями и пресс-релизами. Наверняка вам попадались новости типа «Депутаты распорядились рассмотреть возможность принятия решения». По формулировке мы видим, что решения не существует. Почему тогда редактор помещает эту новость в ленту?

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

Почистите источники информации

Это не только СМИ, которые вы читаете, или группы и блогеры в соцсетях и мессенджерах, на которых вы подписаны. Это также видеохостинги, стриминговые платформы, подкасты, рассылки, родительские/семейные чаты.

Если вы подписаны на пятерых блогеров, оставьте только трёх. Ориентируйтесь на содержание и смыслы, которые вы от них получаете. Ограничивать время, проведённое в интернете, не поможет. Не так важно, ГДЕ вы проводите время, важно, КАК вы его проводите.

Руководствуйтесь принципами:
 

  • вам не надо знать обо всём (для этого есть гаджеты, где всё-всё-всё хранится), но надо уметь искать нужную информацию;
  • разведите информацию по направлениям (рабочие каналы — отдельно, семейные — отдельно);
  • отпишитесь от тех рассылок и экспертов, которых не читаете и которые перестали соответствовать вашим интересам;
  • отпишитесь от тех, кто слишком часто генерирует какой-то контент (вряд ли при такой подаче в нём есть что-то действительно важное);
  • оставьте напоминания только от самых важных для вас людей. Уберите счётчики непрочитанных сообщений с иконок приложений. Выстраивайте свои информационные границы и следите за ними.

Вы сами для себя определяете ритм своей жизни, с какой скоростью вы живёте. У всех людей очень разные скорости. Поэтому когда вы, живя размеренной жизнью, начинаете получать по 38 сообщений в час, от таких рассылок лучше отписаться. Иначе вас просто затопит информационным потоком. Подстраивайте информационные ленты под себя, а не подстраивайтесь под них. 

Оксана Силантьева

мультимедийный продюсер

*Правительство России называет Екатерину Шульман иностранным агентом.
Над материалом работали
текст — Ольга Бердецкая,
дизайн — Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своём опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: