Снесенный или спасенный? Что сделали с Екатеринбургом журналисты Е1.ru

Снесенный или спасенный? Что сделали с Екатеринбургом журналисты Е1.ru

проект

Снесенный или спасенный?
Что сделали с Екатеринбургом журналисты Е1.ru

ссылка на проект

авторы

Оксана Маклакова,
Филипп Сапегин,
Артем Устюжанин,
Ирина Варкентин

финансирование

не требовалось

Как сохранить историческое наследие? Для многих городов — это не просто вопрос, это — проблема. Мегаполисы развиваются, активно застраиваются, и все хотят возводить жилье, бизнес-центры, ТРЦ ближе к историческому центру. В результате, многие старинные здания исчезают. Только в Екатеринбурге за последние 20 лет в руины превратились 38 домов-памятников. Как сохранить память о них, придумали журналисты Е1.ru.

домов-памятников

тысяч просмотров трех «серий» на март 2021

комментария только на сайте

Оксана Маклакова,
главный редактор Е1.ru,
руководитель проекта

«Исчезнувший Екатеринбург» — это сериал Е1.ru. Мы запустили его в феврале 2021 года. Материалы о зданиях, разрушенных за последнее время в городе, публикуем раз в неделю.

Для третьей столицы России — это очень серьезная проблема. У нас, к сожалению, не научились сохранять архитектурное наследие от слова «совсем». Общественники, конечно, воюют за каждый объект с разной степенью эмоциональной окрашенности, трагизма. Вокруг какого-то сноса может быть городская «революция» — люди даже бросаются под экскаватор. Всегда ведь кажется, что самое важное то здание, которое пытаются снести прямо сейчас.

На фоне этого и был придуман сериал «Исчезнувший Екатеринбург», идею которого, в общем, подсказала сама жизнь.

Зачем мы вспоминаем, как было

Часто общественникам кажется, что здание нужно занести либо в список культурного наследия, либо в памятники архитектуры. И они начинают добиваться этого. Случается, что объект сносят в период рассмотрения вопроса, а охранный статус дают, когда от дома не остается и фундамента.

Цель проекта «Исчезнувший Екатеринбург» — обратить внимание и, может быть, предотвратить неоправданный снос. Мы хотим показать, как много уже потеряли; напомнить очертание старого Екатеринбурга; вызвать теплое ностальгическое чувство у тех, кто помнит Пассаж, Сквер у Театра Драмы, телебашню…


Снос телебашни — громкое дело. Она много лет стояла недостроенная. Предлагались разные идеи по ее сохранению. Наша архитектурная академия (и преподаватели, и студенты) не один день решала этот вопрос. Думали сделать ЗАГС, музей… Но ничего не вышло. Башню, которая была в сердце екатеринбуржцев, снесли после того, как у одного крупного застройщика появился интерес к этой точке в центре города. Сейчас там сооружается ледовая арена.

Как готовится новая серия «Исчезнувшего Екатеринбурга»

Готовясь к запуску сериала, мы долго выбирали форму подачи информации. Решили взять современные фото и на них нарисовать очертания исчезнувших зданий. Перед каждой съемкой, когда уже выбраны здания, дизайнер Филипп Сапегин договаривается с фотографом Артемом Устюжаниным с какой точки снимать, чтобы потом в кадр поместить графику.

Филипп Сапегин,
дизайнер Е1.ru

В работе возникает множество технических сложностей. Больше у фотографа. Например, от автора приходит адрес и название объекта. Фотограф выезжает на съемку, а я в архиве сайта ищу старые публикации, перечитываю, просматриваю фото домов, думаю над воплощением идеи.

Фотограф, по сути, должен снять здание без здания, повторить старый снимок, чтобы я потом поместил на него графику. Артему Устюжанину нужно учитывать расстояние до объекта, угол камеры, какие-то искажения, перспективы… Технически сделать это бывает практически невозможно, но Артем проделывает героическую работу, пытаясь запечатлеть нужные места с нужных точек и ракурсов.

В одной из серий у нас был дом Блохиных — когда-то очень симпатичный, стоявший рядом с тротуаром в тупике. Сейчас на его месте пустырь, а наилучшая точка для съемки занята строениями. Не знаю, как Артем умудрился поймать кадр (перелез через забор, перевесил камеру или нашел щель), но снимок сделал в нужном ракурсе, с нужного угла.

Отмечу, что в день съемки было 30 градусов мороза. Работа шла в режиме реального времени: фотограф присылал снимки, я тут же смотрел и, если нужно, просил переснять с другой точки, ракурса, сместиться влево или вправо, отойти назад или подойти на шаг вперед. Чтобы не морозить фотографа, приходилось думать быстрее.

В день съемок Пассажа погода не подвела, но сложность была в другом — единственная и очень маленькая по размеру старая фотография с искаженной перспективой. А повторить нужно было точь-в-точь. Правда, Пассаж еще не полностью снесен, остался фасад.


 

Информацию по каждому объекту собирает корреспондент Ирина Варкентин, она же пишет тексты, которые я потом редактирую. Материал добывается в архивах, музеях и в разговорах с нашими активными общественниками. Они многое помнят и хранят какие-то фотографии, рисунки, документы. В выпуске выдаем примерно 5 домов. Работа над каждой серией занимает два-три дня.

В каждой серии есть один ключевой объект, вокруг которого возникали баталии, дискуссии и споры, снос которого горожане до сих пор не могут простить. Например, Пассаж. Его не сносили, а реконструировали, но фактически от старого здания практически ничего не осталось — появился новый достаточно помпезный стеклянный магазин.

В подкрепление к ключевому объекту идут менее резонансные снесенные здания.

Тексты небольшие. Это обзор. В каждой новой статье обязательно есть гиперссылки на подробные старые материалы. Мы ведь городской ресурс и у нас внушительная база информации, и не только в рубрике «Недвижимость».

Особенности работы над проектом: сложности и нюансы

Сериал, можно сказать, имеет два названия. Первое — для текстовой части— «Исчезнувший Екатеринбург», для графической — «Снесенный Екатеринбург». Почему-то нам показалось, что «снесенный» для заголовка грубо, не литературно, а для графики — самое то.

И визуальное решение, и заголовки, и идеи по материалам, и темы — все обсуждается коллективно на летучке. Нельзя сказать, что это я придумала и так тому быть. Нет. Мы прислушиваемся друг к другу. Каждое утро в 10.00 собираемся редакцией, делимся новостями… У каждого сотрудника свои темы, направления. Кто-то отрабатывает бизнес и приносит новости, кто-то культуру, медицину, образование… Ирина Варкентин закреплена за отделом «Архитектура». Она общается с застройщиками, проектировщиками, архитекторами и в курсе всех событий и планов.

 

Когда думали над формой прорисовки снесенного объекта, то сразу на ум пришел чертеж каркаса. Рисунок, выполненный в такой технике, лучшим образом показывает здание-призрак, скрывает огрехи и дает представления об объекте. Многие фотографии были сделаны, когда дом находился в аварийном состоянии — с выбитыми окнами, рамами, не хватало части деревянных украшений.

Эскиз делал в белом цвете, чтобы еще больше подчеркнуть призрачность. В некоторых прорисовках специально оставил легкую небрежность, чтобы сохранить доброту.

Здания фотографировались в разное время дня, даже в разные дни. Мне пришлось подгонять фото под погоду, освящение и так далее. Был выбран синий цвет фона, чтобы дополнительно оттенить их, выделить белый каркас. В целом это весьма времязатратный проект. Правда, объект объекту рознь — телебашня, например, заняла мало времени, потому что у нее нет деталей, а вот над домом Ярутина пришлось не один час покорпеть.

Продвижение проекта

 

Наши группы в социальных сетях не маленькие и сегодня их даже можно назвать отдельными СМИ. В Инстаграме практически 300 тысяч подписчиков.

Мы активно начали развивать Телеграм — почти 22 тысячи подписчиков. По Уральскому округу это первый телеграм-канал по охватам. ВКонтакте 250 тысяч подписчиков.

Фейсбук в меньшем приоритете, там и группа небольшая, мы его специально не развиваем, так как не видим больших переходов на сайт. Но проекты по краеведению, вызывающие ностальгию, постим туда, и они заходят.
Истории, связанные с графикой, созданы для жизни в соцсетях.

«Исчезнувший Екатеринбург» разошелся по группам, им охотно делятся неравнодушные горожане на своих страницах. В общем, проект находит свою аудиторию, вторую, третью и четвертую жизни на разных площадках.

На будущее есть мысль, и даже ресурс, под такие знаковые проекты заводить отдельные площадки — канал в Телеграм или аккаунт в Инстаграм.

Просмотры, отзывы, развитие

Не скажу, что у сериала космический трафик, потому что у нас достаточно высокие требования к просмотрам. Мы считаем, что текст зашел, если собрал более 40 тысяч. Эту планку постоянно завышаем, чтобы не стоять на месте, развиваться. Провальный текст — меньше 5 тысяч просмотров. У «Исчезнувшего Екатеринбурга» — 25 тысяч.

Такой проект, конечно, не для трафика. Он больше для имиджа редакции. Вопросы, связанные с историей города, архитектурой только в случае большого конфликтного интереса собирают просмотры, как, например, было со сносом цыганского поселка или с обманов дольщиков.

Комментарии и отзывы на сериал очень живые, иногда они полезнее самого материала.

Под такими текстами всегда есть критика в адрес властей, отдела городской архитектуры, который подписывает и сносы, и стройки. Читатели критикуют застройщиков, которые в местах зачистки лепят однотипные стекляшки. И если я не ошибаюсь, то чиновники и застройщики отслеживают подобные замечания и реагируют.

Что касается развития сериала «Исчезнувший Екатеринбург», то он бессрочный. Дальше новые серии будут готовиться по мере поступления информации о снесенных зданиях. Их, конечно, много, но для проекта нам нужны знаковые, по которым люди тоскуют.

Спецпроекты sdelano.media

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Исчезнувший Екатеринбург»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: