Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

проект

Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

ссылка на проект

авторы

Алексей Парфенов,
Евгений Богданов,
Юлия Апухтина,
Андрей Дорожный,
Борис Дубах,
Роман Баданин

финансирование

не требовалось

Обывательский вопрос — Москва и Подмосковье застраиваются, а есть ли инфраструктура для жителей, например, достаточно ли детских садов? — привел к масштабному исследованию: как в России обстоят дела с дошкольным устройством детей.

месяца работы

человек в команде

баллов за статью

Алексей Парфенов,
автор проекта

В 2020 году я учился в онлайн-университете «Нетология» на курсе по дата-журналистике. Одним из предметов был «Дата-сторителлинг», где нас учили собирать, обрабатывать и укладывать информацию в журналистскую историю. Итоговым заданием было — подготовить полноценную статью. Но я подумать не мог, что ею заинтересуется такое издание, как «Проект».

Как родилась тема исследования

Обдумывая тему для статьи, мне, как жителю Подмосковья, сразу же в голову пришла мысль о масштабном и порой бесконтрольном возведения жилья вблизи Москвы и в области. С одной стороны, это здорово — у людей появляется возможность переехать в большой город, получить доступ к инфраструктуре, рабочим местам, реализовать себя, планы, о которых только мечтали в малых городах, поселках и деревнях. Но с другой стороны, возникают вопросы с парковками, детскими садами, очереди в которые люди ждут годами или устраивают детей в частные платные сады, места в которых тоже ограничены.

На проблеме садиков решил остановиться, проверив, что в свободном доступе есть оцифрованные данные — численность детей, мест, работников… Цифры по всем позициям нашлись не только свежие, но и давнишние. С такой фактурой можно было работать, строить историю.

Идеей заинтересовался однокурсник Евгений Богданов. Подключился. Мы провели «мозговой штурм» и определись с подачей материала, распределили обязанности.

Я искал экспертов, героев, которые столкнулись с этой проблемой, ходил на интервью, кому-то задавал вопросы через Телеграм, анализировал собранные факты, выстраивал каркас статьи. Женя отвечал за техническую часть, сбор и обработку данных. Мы использовали информацию Росстата и муниципалитетов Московской области, работали только с официальной статистикой.

Подготовкой материала руководили опытные наставники — пишущие дата-журналисты. Например, Андрей Дорожный, наш преподаватель с «Нетологии», помогал с визуализацией.

Работать с открытыми данными не так страшно, как кажется

Истории прячутся и в цифрах. Они помогают увидеть картину целиком, подтверждают или опровергают обещания и гипотезы. Данные способны рассказать то, о чем никто не расскажет.

Благодаря ему текстом заинтересовался главный редактор «Проекта» Роман Баданин, который координировал нашу работу, подключив свой коллектив и Юлию Апухтину из Самары. Она — главный редактор местного издания «Другой город», сотрудничает с «Проектом».

Когда к нашему исследованию подключились сотрудники «Проекта», материал развернулся совсем в другую сторону. От изначальной задумки остался, наверное, скелет. Мы стали изучать данные не только по Московской области, но и по всей России. Из регионального материал «вырос» до федерального.

Как «Проект» работает над материалами

Юлия Апухтина,
редактор проекта

 

В материале «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти» я выступила в качестве фактчекера, редактора и, так уж получилось, — соавтора.

Первоначально Роман Баданин попросил меня быть фактчекером, но потом решили, что материал нужно усилить, дополнить, ведь делали его не профильные журналисты.

В «Проекте» довольно сложная система подготовки текстов. Кроме авторов, главного редактора, есть фактчекеры, которые включаются на этапе утверждения текста. Фактчекинг проводится непосредственно перед опубликованием.

Одновременно выступать редактором, соавтором и фактчекером не очень правильно, но так уж получилось, что я проверила текст, дописала фрагменты о материнской занятости и, в дополнение к анализу заполненности детских садов, посчитала очереди в них по муниципалитетам России.

В материале несколько графиков. Некоторые были сделаны на основе цифр, которые ребята собрали, некоторые по моим данным.

Эта статья — пример того, как должны готовиться материалы. Правильно, что такая объемная работа сделана не одним человеком, а коллективно.

Какие сложности возникают при работе с открытыми данными

 

Детские сады — очень специфическая история. Российское государство взяло на себя большие обязательства, но реально, как мы показываем в тексте, их не выполнило. Или выполнило так, что лучше бы этого не делало.

Поясню. Я живу в Самаре, работаю в городской повестке и не понаслышке знаю, что в нашем регионе огромные проблемы с садиками. Мы относимся к тем городам, где они не решены и до сих пор остаются очереди для детей старше 3 лет.

Два-три года назад 40% наших детей посещали частные сады, некоторые — с государственной субсидией. Родители платят меньше, но все равно сумма достаточно высокая. Например, при средней зарплате в 30 тысяч рублей, частный сад стоит 15 тысяч.

Наше исследование подтверждает: по России остались точечные города, в которых проблема детских садов остается острой; доказывает, что в официальной статистике ситуация нивелируется общими цифрами по регионам.

Пока мы не дошли до уровня муниципалитетов, эту проблему не видели. Сейчас знаем, что официальная отчетность не соответствует действительности.

Карта на сайте «Проекта» — интерактивная. Когда наводишь на регион, появляется информация, в каких регионах места в детских садах есть (зеленым цветом), а в каких нет (красным).

Ребята собрали очень большую и хорошую статистику. В России по образованию есть так называемые своды, то есть, набор данных по той или иной проблематике, присланный с регионов. По субъектам федерации достаточно много информации, и по дошкольному образованию она хорошая.

Но мы столкнулись с проблемой отсутствия муниципальной статистики. Никаких сводов, аналогичных региональным, нет. Есть так называемая база данных муниципальных образований, но она такая громоздкая, там больше семи тысяч показателей, при чем, в разных комбинациях, за разные годы. С ней очень неудобно работать, но другого источника нет.

У меня была выгрузка этой базы, подготовленная коллегами из проекта Инфраструктура научно-исследовательских данных. Это позволило проанализировать ситуацию сразу по сотням муниципалитетов, найти города с самой низкой посещаемостью детских садов.

Если оценивать этот материал из всех мною подготовленных для «Проекта» по 10-бальной шкале, то ему я бы поставила 7. Он актуален, но рассчитан на достаточно узкую аудиторию — молодых родителей, которые проживают именно в тех городах, где эта проблема наиболее остра.

Как визуализировали исследование по детским садам
 

Визуализацией собранных данных и материала занимались сотрудники «Проекта». Никаких советов по оформлению не давал. У издания есть свое лицо, стиль, и они держат марку. Было интересно посмотреть за работой специалистов. Мне кажется, все классно получилось.

 

В «Проекте» за верстку отвечает Борис Дубах. Он также делает всю инфографику, интерактивные карты.

В этом материале две карты: с общероссийской информацией и отдельно по Подмосковью. Наиболее остро нехватка мест в детских садах ощущается в ближайших к столице районах — Красногорске, Щелково, Королеве, Мытищах, Балашихе, но встречается и в более отдаленных Чехове, Раменском и Сергиевом Посаде.

Когда я анализировала все муниципалитеты России, то выделила где-то 20-30 городов, в которых наиболее сильно чувствуется эта проблема. Например, в Краснодаре, Сочи, Махачкале, Самаре.

О реакции аудитории

 

Некоторые обвиняют нас в перегрузке читателя цифрами. Да, я согласна, но у нас всегда так — мы делаем тексты очень детальными, доказательными, чтобы они были максимально крутыми в своей категории, на две головы выше, чем у конкурентов.

У нас есть стандарт, но мы всегда к таким текстам подбираем лирические истории, чтобы был и эпический, и лирический пласт.

После выхода материала, мы обязаны читать комментарии в социальных сетях и реагировать. С этим материалом все было хорошо. Особо общаться с читателями не пришлось. Хвалили.

 

Материал «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти» я не рекламировал в своих социальных сетях. Знакомые, родственники прочитали, похвалили. Хорошие отзывы были и от ребят с курса — писали в телеграм-чате.

Хотелось бы и дальше что-то в этом ключе делать, есть идея своего небольшого проекта, связанного со статистикой и визуализацией данных. Думаю, в этом году запустим.

Лирическое отступление от Алексея Парфенова

Работать было интересно. Тема, которую мы исследовали, — злободневна и актуальна. Я не профессиональный журналист, я — рекламщик, учиться пошел, чтобы узнать о другой профессии, примерить на себя роль журналиста.

Профессия мне понравилась, но она очень сложная. Особенно сейчас, когда есть YouTube, популярен блогинг — взял телефон и поливай, комментируй, считай себя журналистом. За время учебы я понял, что это не так, что настоящая журналистика намного сложнее, глубже, интереснее.

У нас были пишущие ребята, которые совершенствовали свои навыки и, думаю, будет круто, если число толковых и профессиональных журналистов увеличится. Главное, чтобы они могли свободно говорить о том, что действительно интересует людей.

Спецпроекты sdelano.media

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: