За что учитель английского языка получил 21 миллион лайков

За что учитель английского языка получил 21 миллион лайков

проект

За что учитель английского языка получил 21 миллион лайков

ссылка на проект

авторы

Андрей Федотов

финансирование

не требовалось

Как стать успешным тиктокером? Как снять клип, который наберет миллионы просмотров? Как привлечь подписчиков и, соответственно, включить монетизацию? Как не залипнуть на социальных сетях и жить в реальности? Отвечает блогер… хотя нет… учитель Андрей Федотов.

года в ТикТоке

помощников

млн лайков в ТикТоке на февраль 2021

Андрей Федотов,
учитель английского языка
Шуховского лицея Белгородской области

Установить приложение ТикТок мне посоветовали ученики в 2019 году. Сначала соцсеть мне не понравилась, но я понял, что наш снятый материал гораздо лучше и его можно постить. Выложил 3 или 4 ролика и забыл о приложении. Через неделю зашел, а там уже 150 тысяч подписчиков. Показал детям — те тоже были и в шоке, и в восторге. ТикТок тогда только набирал обороты, нам стало интересно, во что это все выльется.

Почему стал снимать видео

Через полгода работы педагогом, администрация школы предложила поучаствовать в конкурсе педагогического мастерства «Учитель года-2018». Тогда никаких педагогических наработок у меня еще не было. Захотелось сделать что-то оригинальное.

10-классники, у которых я стал классным руководителем, предложили снять видеоролик ко Дню матери. Один ученик принес текст про маму, который сам написал, и мы записали рэп. Мамы увидели — и обалдели! Сказали, что будут ждать новых работ.

Мы с учениками решили снимать видео о забавных ситуациях в школе, о взаимоотношениях между учениками, учениками и учителем. Сначала выкладывали в Инстаграм, но не ради просмотров делалось. Нам очень понравился формат такого взаимодействия друг с другом.

Огромной популярностью пользуется один из первых роликов — пародия на песню Despacito. Мы продумали текст, сценарий, позвали оператора на съемку. Работу сделали быстро, клип набрал 5 миллионов просмотров в ТикТок и 3 миллиона в YouTube. До сих пор эти цифры (уже работая с профессиональными студиями звукозаписи) не можем побить.

Какой контент нужен в ТикТоке

Изначально я пытался делать образовательный контент: записывал диалоги с детьми, задавал упражнения на аудирование. Только в подобном формате работает огромное количество блогеров, у них есть свои разработки. Зачем делать то, что уже придумано? Интереснее заниматься тем, что нравится тебе и аудитории. Но еще год продолжал снимать образовательные видео для ТикТока.

Давал задания ученикам 6 «а», ребята их выполняли, а потом на камеру озвучивали материал. Видео показывал на уроке в параллельном классе. Школьникам было интересно смотреть на знакомые лица, но на успеваемости такой подход никак не отразился. При этом много сил и времени уходило на видеосъемку.

Поэтому от образовательного контента для ТикТока я отказался, вынес соцсетьевую активность на неурочное время, и мы с учениками стали записывать развлекательный контент.

Создавать ролики учителю помогают ученики

С прошлой командой (ученики выпустились из школы в 2020 году) нам нравилось снимать минутные сценарные фильмы.

Для TикToк умещаем сюжет в 15 секунд. Для шестиклассников, с которыми сейчас работаю, — это не проблема. У них мышление клиповое, тиктоковое. Ребята сами предлагают много идей для видео. Мы их оттачиваем, доводим до логического завершения. Я слежу, чтобы дети не перегибали, чтобы учились докручивать идеи.

Свои идеи для постов в Инстаграм или ТикТок записываю в телефоне, в свободное время определяюсь что, когда, куда, как выкладывать.

Основная моя команда, которая чаще снимается для ТикТока, — 10 учеников. Они освободились с урока, у меня свободное время — собираемся и работаем.

Видео записываем в основном на телефон. Если делаем музыкальную пародию — нам такой формат очень нравится, — то стараемся привлечь профессионалов с техникой: операторов и монтажеров.

@fedotovandrey

Вообще-то «Фенди» - наш трек! 😀

♬ Школа пародия Fendi Рахим - Андрей Федотов

Видео может готовиться минуту и собрать миллионы просмотров, а может неделю продумываться, потом неделю сниматься и монтироваться — и не зайти аудитории совсем. Те ролики, которые активно просматривают, как правило, сделаны от души.

У меня нет строго проработанного контент-плана, потому что нет обязательств по количеству опубликованных роликов в день. Получилось снять — сняли. Блог в ТикТоке — личный, он таким и остается. Я не могу на 100% в него погружаться, моя основная работа — педагогическая.

Дети уже в соцсетях и если мы можем их контролировать, то просто супер. Я работаю в этом направлении — помогаю снимать контент в профиль детей, дети помогают мне. Таким образом решаю вопросы и интернет-безопасности, и обучения работы с гаджетами.

Родители меня поддерживают. К тому же они видят, как дети раскрепощаются, учатся вести себя перед камерой.

Легко ли зарабатывать в ТикТок?

Начиная соцсетьевую активность, я не думал, что она будет приносить доход. Мне и моему классу просто понравилась такая форма совместной работы. Платное сотрудничество мне предложили, когда блог набрал 200 тысяч подписчиков.

Когда контент стал приносить деньги, понял — это прекрасный бонус. Два года сотрудничаю с продюсерским центром «Тренд Медиа» — записываю ролики, в которые, например, включается реклама звуков, треков или исполнителей. Центр присылает мне техзадание, при необходимости помогает организовать съемки.

Трудности такого сотрудничества? Например, мне могут позвонить ночью и сказать, что рекламный ролик не согласовали, а в эфире он должен появиться через несколько часов. Сразу стараюсь видео переснять, хотя к восьми утра надо быть в школе.

Все, что связано с рекламой, делаю без детей.

А подписчики кто?

ТикТок максимально лоялен к авторам контента. Если ты заинтересовал аудиторию, демонстрируешь личный взгляд на тренды, то люди подписываются на тебя.

Большинство моих подписчиков — молодежь до 24 лет, но есть 35-летние и старше. На конец февраля 2021 года набрал в ТикТок почти миллион подписчиков и более 21 миллиона лайков. Подписчики активно комментируют ролики, под некоторыми видео — за тысячу комментариев.

Сам я подписан на 221 тиктокера. В основном — реальные знакомые. Например, летом продюсерский центр проводил семинар, в гости к нам приезжали блогеры, представители шоу-бизнеса. Мы сдружились и подписались друг на друга.

Продвигать себя не только в ТикТок

Кроме ТикТок, развивается и монетизируется мой блог в Инстаграм и YouTube. В Инстаграме на меня подписаны в основном преподаватели, делюсь с ними своими идеями, мы обсуждаем новинки образования, новости от министерства, интересные приемы, которые можно использовать на уроках.

Активность в социальных сетях стала отчасти рутиной. Знаю, что куда нужно выложить. Везде, конечно, своя специфика.

В ТикТок — дети, поэтому контент развлекательный. YouTube — это полноценные ролики, либо музыкальные пародии, либо какие-то интеграции. Правда, туда сейчас снимаю редко — нет времени.

Как не залипнуть в сетях

Более двух лет назад устраивал выходные без социальных сетей. Сейчас не могу такого позволить из-за контракта с продюсерским центром — надо быть всегда на связи. Не скажу, что это сильно напрягает, все зависит от силы воли. Нужно выдергивать себя из сети в реальность. Иногда замечаю: в выходной проснулся, залип в телефон, и уже обед. Ненавижу такие ситуации, поэтому — посидел 20 минут и — заниматься полезными делами.

Многие в ТикТок не регистрируются, потому что считают его контент бредовым, но это не так. Там не только малолетки сидят. Если посмотреть ленты Инстаграма или Фейсбука, то часто видишь репосты с ТикТока.

Мне кажется, приложение скачать надо, оно помогает расслабиться, вдохновиться, отследить какие-то мировые тренды в любых сферах — от звуков и песен до образования и культуры.

О дальнейшей своей судьбе в ТикТок ничего сказать не могу. Может, завтра его не станет… Мне важнее быть профессионалом в своей основной деятельности — педагогической, а блогинг — это отдушина.

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Реалистичная онлайн-игра «Жизнь или работа?» поможет не сгореть на работе

Реалистичная онлайн-игра «Жизнь или работа?» поможет не сгореть на работе

проект

Реалистичная онлайн-игра «Жизнь или работа?» поможет не сгореть на работе

ссылка на проект

авторы

Сергей Габер,
Дмитрий Янюк,
Мария Пчёлкина,
Лена Авдеева,
Тоня Рубцова,
Лида Суягина,
Таня Репина,
Полина Пирогова,
Григорий Тимошук,
Мария Фартусова,
Валерия Нечаева,
Яна Скрипичникова,
Сергей Григорюк

финансирование

партнерский проект

«Лайфхакер» вместе с банком «Открытие» выпустил максимально реалистичную игру для истинных трудоголиков «Жизнь или работа?». Проект подсказывает, как гармонично совместить личные интересы и трудовые будни.

героя в игре

недель работы

человек в команде

Мария Пчёлкина,
шеф-редактор спецпроектов «Лайфхакера»

«Лайфхакер» — федеральное издание, которое ежемесячно читает более 25 миллионов человек. Людей привлекает наша философия — она состоит в том, чтобы делать жизнь лучше каждый день. В своих материалах мы стараемся доступно отвечать на сложные вопросы, помогаем читателям разобраться в проблемах и сделать более рациональными и осознанными повседневные дела.

Те же самые правила работают и для партнерских размещений. За них в «Лайфхакере» отвечаю я. Игра «Жизнь или работа?» — один из проектов этого направления.

Банк «Открытие» пришел к нам с имиджевой задачей: рассказать, что в компании работают не замученные и вечно уставшие сотрудники, а обычные люди, которые успевают заниматься не только карьерой, но и домом. Также клиенту было интересно подсветить банковские специальности и преимущества работы в «Открытии».

Как появилась идея

В «Лайфхакере» разработкой идей для спецпроектов занимается креативная команда, она на запрос клиента предложила игру-квест: «Сможете ли вы целый год проработать в банке и не сойти с ума?».

В игре четыре героя разного возраста и разного пола — сотрудники банка. Нужно было тщательно продумать их поведение и характер, потому что и нам, и клиенту было важно, чтобы те решения, которые в игре принимает пользователь, соответствовали образу героя.

Акцент в описании персонажа делали на деталях, ценностях, интересах каждого. Например, у финансового аналитика есть ребенок, который любит футбол, а дизайнер коллекционирует необычные хобби: то учит японский, то танцует фламенко.

Как жить и работать с профессиональным выгоранием?

Профессиональное выгорание — это не про большой объем работы, это про усталость от сострадания, про ощущение бессмысленности того, что делаешь. Выгорают специалисты, которые постоянно работают с людьми.

Как редакция работала над спецпроектом

Обычно над одним проектом работает один автор, но продакшен игры пришелся на декабрь 2020 года — в этот период коммерческая редакция «Лайфхакера» выпустила около 100 партнерских материалов. К тому же времени у нас было немного. Поэтому над игрой «Жизнь или работа?» трудились сразу несколько авторов.

Перед тем, как взять тексты в работу, мы созвонились с партнерами, обсудили механику игры и типажи героев. Быстро поняли, что сделать их будет не так уж и сложно — в игре мы описали не каких-то сферических единорогов в вакууме, а людей, с которыми сталкиваемся каждый день — наших реальных коллег. Если быть до конца честной, то персонажам достались не только черты их характера, но и имена.

Также в работе над проектом пригодилась информация, предоставленная клиентом — презентация, в которой описывались преимущества банка «Открытия» как работодателя.

Как работали над дизайном

Когда тексты были готовы, к работе подключился отдел дизайна и иллюстратор. Художница Полина Пирогова нарисовала героев на основе текстовых описаний. Она классно справилась с задачей — так у каждого из персонажей появилось собственное лицо.

В игре использованы корпоративные цвета банка и элементы стиля «Открытия». Например, у операционистки голубой галстучек. Мы специально попросили клиента сходить в офис банка и сфотографировать, как выглядят реальные сотрудники. Хотели, чтобы все было по-честному.

Черновой вариант героев

После дизайна проект ушел в разработку, затем его проверили тестировщики, потом наступила очередь аналитика и, наконец, 25 декабря 2020 года состоялся релиз.

Когда работа над игрой «Жизнь или работа?» была в самом разгаре, наш клиент вдруг понял, что создавать позитивный образ компании ему не так интересно, как подсветить преимущества своей новой дебетовой карты. Пришлось оперативно переписывать тексты, расставлять дополнительные акценты и добавлять карту в диалоги. Задача была сложной, но мы ее выполнили.

Как продвигали игру «Жизнь или работа?»
После релиза проект анонсировали на главной странице «Лайфхакера», в наших социальных сетях (ВКонтакте, Facebook, Instagram) и каналах в Telegram. Основной канал продвижения — Facebook.

Интересно, что поначалу аудитории этой соцсети фото со страдающими в офисе людьми понравились, мы получили довольно много кликов, но вот проходить игру эти пользователи не захотели. Чтобы выстроить правильную воронку, экспериментировали с креативами. Сейчас переходами с Facebook довольны.

Также для анонсирования использовались медийные форматы «Лайфхакера».

В рамках проекта выпустили не только игру, но еще статью про выгорание и хаб, на котором собраны все материалы.

В игру «Жизнь или работа?» сыграли более 45 тысяч уникальных пользователей. Портрет аудитории совпадает с аудиторией «Лайфхакера» в целом — примерно 60% женщин и около 40% мужчин, по географии — в основном Россия, возраст — от 18 до 45 лет.

В работе команды важно беречь друг друга

На создание игры нам понадобилось всего 5 недель — это действительно немного для такого объема задач. Нам было важно сохранить высокое качество продукта и выпустить его в срок, но при этом постараться учесть все пожелания клиента. И все получилось.

На разных этапах реализации проекта более интенсивно работали разные части команды. На этапе кристаллизации идеи — креатив, при создании легенды персонажей и текста игры — коммерческая редакция, затем дизайнер и иллюстратор, потом разработчик, тестировщик и аналитик. Менеджер проекта был включен 24/7 на протяжении всего продакшена. Эту схему работы «Лайфхакер» использует не первый год — она показала себя эффективной.

Мы очень стараемся беречь друг друга — и авторов, и редакторов, и дизайнеров — всех! Когда приходит горящая задача, выполняем ее, но строго следим за тем, чтобы дедлайн был справедливым и выполнимым. Потому что люди в команде — это ценный ресурс, без них не было бы этой игры, сотен других материалов, да, наверное, и «Лайфхакера», каким его знают и любят 25 миллионов читателей в месяц.

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Жизнь или работа?»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Kidflix: как группа в Фейсбуке выросла до платной рассылки

Kidflix: как группа в Фейсбуке выросла до платной рассылки

проект

Kidflix: как группа в Фейсбуке выросла до платной рассылки

ссылка на проект

авторы

Нина Добрынченко-Матусевич,
Юлия Тонконогова

финансирование

собственные средства на старт и поддержку проекта и платежи подписчиков

В проекте «Kidflix: что бы посмотреть с детьми» две составляющие: группа в Фейсбуке и платная рассылка с подборкой фильмов и мультфильмов для всей семьи.

автора

писем в месяц

рублей в месяц за подписку

Нина Добрынченко-Матусевич,
автор проекта, лидер Лиги современных родителей,
автор Telegram-канала #рабочаямать
Я состояла в группе в Фейсбуке, где обсуждают кино и сериалы. Пару раз там спросила: «У меня трое сыновей, что с ними можно посмотреть?». Думала: люди же знающие, почти эксперты, подскажут. Первый раз меня потроллили: «Поставь порнушку, что еще нужно пацанам?»; второй раз были более агрессивны и отправили к мамашкам. Я рассердилась и 8 января 2020 года создала свою группу «Kidflix: что бы посмотреть с детьми».

За год она выросла до 12 тысяч участников. Это удивительно, потому что ресурсов о детском кино в Фейсбуке достаточно. В группу я не вкладывалась, не рекламировала. Просто сделала пост у себя в ленте. Правда, друзей у меня пять тысяч, почти столько же подписчиков, но 90% участников группы мне неизвестны.

Думаю, первые полгода работало «сарафанное радио», а потом мы попали в алгоритмы Фейсбука. Не знаю, как это работает, но соцсеть сама стала рекомендовать нас людям, которых мы можем заинтересовать. Сейчас прирост группы от 20 до 150 человек в сутки.

В ноябре 2020 года стало ясно, что подписчиков в группе много, и все мои силы уходят на поддержание комфортной среды. Люди ведь разные, часто возникают конфликты, начинают спорить о вкусах, очень много триггеров, связанных с фильмами и мультфильмами из-за разных культурных, религиозных норм и так далее. Для кого-то тема однополой любви жесткий триггер, для кого-то смерть одного из родителей. Иногда из-за безобидного кино разворачивается бурная дискуссия.

Как появилась рассылка

На конец ноября в группе было 10 тысяч участников и 30 тысяч постов, 100 тысяч единиц контента порекомендовано. Разбираться в этом стало невозможно. Люди начали предлагать посмотреть одно и тоже. Старички возмущались, что это уже было, а новички: «А тут фиг что найдешь, поэтому и пишем». Подумала, что нужно с этим что-то делать.

Встретилась с подругой Юлией Тонконоговой (издателем медиа «Chips Journal», «Наши дети», «Нет, это нормально»), и мы придумали платную рассылку тематических подборок.

Первая рассылка ушла 31 декабря 2020 года. Отправили нашим подписчикам большую подборку фильмов, мультфильмов и советских, и зарубежных, старых и современных, чтобы люди могли каникулы провести с радостью.

Как у проекта появилось имя

Редактор Елена Аверьянова предложила назвать проект «Детфликс». Когда она мне это написала, я пила чай со старшим сыном. Сказала ему название. Ярослав ответил, что это только на русском языке звучит, а если выходить на иностранный рынок, то нас не поймут. «Лучше Kidflix», — посоветовал сын.

Как устроена рассылка

За полтора месяца набралось около 200 подписчиков на рассылку. Считаем это неплохим показателем, при том, что запустились в Новый год, когда все делают подборки-рекомендации. Время для релиза, конечно, выбрали сложное, но все получилось.

Подписаться на рассылку можно помесячно. Плата в месяц составляет 99 рублей. Мне кажется, это недорого, потому что в месяц человек получает 5-6 писем. Одно из них бонусное — партнерское или на острую тему.

В каждой подборке минимум 7 фильмов и мультфильмов. Они делятся по возрастам от ноля до 16 лет. Мы даем не только название, но и ссылку, где посмотреть. На каждый фильм пишем небольшую рецензию, отвечаем на вопрос: «Почему важно выбрать его для просмотра?».

Если в группе можно публиковать любой контент, то в платной рассылке это не прокатит. Продукт должен быть профессиональным, без крайностей и радикализма. При этом мы не хотим быть ханжами, которые боятся сложных тем — их важно обсуждать с детьми. Самое сложное — не выбрать тему письма, а удержать баланса.

Проделывается большая работа, но люди привыкли к бесплатному контенту, и не понимают, зачем платить за то, что доступно. Это предмет бесконечной критики, нам говорят о попытке нажиться. Сначала было обидно, сейчас привыкли.

Что предлагает Kidflix подписчикам
Темы для подборок есть всегда: праздники, события, проблемы… Сейчас пошел запрос на кино о гражданском обществе, свободе человека, государстве. Родители ищут киноконтент, чтобы после просмотра было о чем поговорить с детьми.

Наш контент-план составлен на полгода, а подборки собраны практически на 2 месяца. В запасе две тематические рассылки на всякий случай.

Так как мы сами родители, то знаем, что нужно формировать. Многое оцениваем по своим детям — заходит или не заходит им. Мы уже накопили опыт и понимаем, какие темы нужны для подборок.

Например, очевидные, связанные с праздниками: Новый год, 23 февраля, 8 Марта, 1 июня и так далее. Есть темы-проблемы. Например, буллинг. Фильмов и мультфильмов об этом много, не только «Чучело», который знает большинство. Есть, как мы их называем, «школьные подборки для прокачки». Например, мультфильмы на английском языке, подборки по литературе…

Современным детям тяжело читать классику, вот вам фильмы, снятые по мотивам произведений. Например, «Анна Каренина». Посмотрел, а потом можешь и почитать. Есть подборки по историческим событиям, о изобретателях и изобретениях… У нас уже все не вмещается в еженедельную рассылку.

Для новичков есть хороший бонус — они получают все предыдущие подборки.

Как будет развиваться проект

Через полгода, наверное, сделаем матрицу возрастную и тематическую. Подписчик ставит галочку и получает в рассылке подборку фильмов под свои интересы.

Уже сейчас рекомендуем подписчикам заводить отдельные папки, складывать наши подборки, собирая «золотую коллекцию Kidflix».

В планах — подготовить подборку о людях с особенностями развития. Есть прекрасные фильмы про аутистов, мультфильмы о детях, которые отличаются. Скорее всего, сделаем отдельным спецпроектом — на тему есть запрос, и мы неоднократно ее обсуждали в группе.

Продолжим работать для мам с детьми билингвами. У нас есть подписчики из Испании, Англии, Америки, Японии. Для них фильмы и мультфильмы на русском языке — это возможность погрузиться с детьми в языковую среду.

Договорились делать подборку с «Союзмультфильмом», генеральный директор которого Юлиана Слащева наш подписчик. Студия активно развивается, и скоро подборку «Новые мультфильмы «Союзмультфильма» получат наши подписчики.

И несколько слов о команде

Запустили проект быстро. По сути, за месяц сделали лендинг, подготовили несколько подборок, нашли редакторов, дизайнеров, маркетолога, подключили международную систему платежей.

Почему легко и быстро удалось? Потому что у Юли целый штат редакторов, журналистов, дизайнеров, пиарщиков, маркетологов. Я отвечаю за контент, Юля — за управление, платежи и финансово-отчетную деятельность.

В нашей команде два основных киноредактора и два дополнительных, дизайнер верстает подборки, email-маркетолог делает рассылку. Планируем взять человека на пиар и продвижение.

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Kidflix: что бы посмотреть с детьми»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

«Герлистан»: история о девушках-скаутах, которая сразу погружает во времена репрессий

«Герлистан»: история о девушках-скаутах, которая сразу погружает во времена репрессий

проект

«Герлистан»: история о девушках-скаутах, которая сразу погружает во времена репрессий

ссылка на проект

авторы

Алиса Кустикова,
Сергей Карпов,
Андрей Борзенко,
Мария Родигина,
Диана Григорьева,
Надежда Мироненко

финансирование

средства частного фонда

Над лонгридом о репрессиях скаутов в советской России Алиса Кустикова работала два года — изучала архивные документы, многотомное уголовное дело… Для подготовки материала «Герлистан» использовала десятки источников. И как результат — множество личных и эмоциональных откликов аудитории.

года работы

человек в команде

страниц черновика

Алиса Кустикова,
автор проекта

«Делом скаутов» я заинтересовалась в 2018 году после того, как друг в двух словах пересказал коллизию противоборства скаутов и пионеров в 1920-1930 годах. Она без преувеличения меня потрясла.

О поиске информации

Движение скаутов в России родилось еще до революции, его создали гражданские педагоги. Движение стремительно набрало силу в среде московских гимназистов, появились первые скаутские отряды, а в 1910 году страну посетил лидер движения Баден Пауэлл.

В 1922 году скаутов официально запретили — советские власти бросили силы на создание пионерской организации. В 1926-ом в Москве и Ленинграде арестовали 34 человека. Одного расстреляли, остальных сослали на Соловки.

Обложка проекта

Я стала искать людей, которые могли бы рассказать об этой драматической истории. Так узнала о 83-летнем Всеволоде Кучине, который расследовал историю своей матери и ее подруг из Хамовнического отряда герль-скаутов.

Несколько недель искала его контакты — многие сомневались, что Всеволод Львович еще жив… И вот в моих руках его домашний номер телефона! Неоднократные созвоны, встречи… Мы записали четыре интервью. Всеволод Кучин предоставил доступ к чудесным фотографиям, включая детские снимки. Эти уникальные материалы послужили отправной точкой для проекта.

Я получила доступ к архивам КГБ, где хранится «дело скаутов». Из удивительного — пометки следователя, сделанные красным карандашом. В основном он подчеркивал «крамолу», но иногда и слова вроде «дочь профессора». Под многими документами стоит подпись первого в истории «генерального комиссара госбезопасности» Генриха Ягоды, курировавшего дело. Это показывает, что судьбы школьников решались на высоком уровне.

Нашла и жемчужины, вроде писем-объяснительных скаутов из ссылки — иногда покаянных, иногда дерзких, даже оскорбительных. Дело содержит в том числе и снимки, сделанные на Лубянке.

Чтобы понять, как действовали лидеры пионерского движения в то время, запросила и получила доступ к документам из «Российского государственного архива социально-политической истории» (РГАСПИ). В отделе, посвященном молодежным движениям, несколько недель изучала документы, которые рассказывают историю о противостоянии пионеров и скаутов.

19 мая 1922 года была создана пионерская организация и движение скаутов попало под запрет. Вскоре комсомол начал репрессии против скаутов. В постановлении бюро ЦК комсомола «О тактике по отношению к антисоветским группировкам среди молодежи» от 17 июня 1922 года упоминаются не только скауты. Союзы христианской молодежи предлагается подвергнуть «постоянной материальной изоляции», на социал-демократов собирать материалы о критике Красной армии, «проведя на основании этого полосу репрессий», а союзы еврейской молодежи разгонять с конфискацией имущества. Про скаутов сказано: «Держать линию на ликвидацию. Отряды расформировать. Помещения отнимать». Впрочем, пионерское движение нуждалось в скаутских методиках, поэтому еще некоторое время скаут-мастера могли примкнуть к пионерам. Правда, пройдя через фильтрационную комиссию, присягнув советской власти.

Цель проекта «Герлистан» — исследовать анатомию страха репрессий
«Герлистан» — документальный мультимедийный медиа-проект, посвященный теме репрессий молодежи в советской России. По форме это лонгрид — синтез текста в формате документального очерка и визуального ряда, архивных документов, фотографий.

В центре проекта — история одного девичьего скаутского отряда «Герлистан». Старшей из гимназисток было 23 года, младшей — 16. Их обвинили в контрреволюционной деятельности. Девушек отправили на Лубянку вместе с другими скаутами, а потом сослали без права жить в больших городах и получать высшее образование.

История «Герлистана» — эта история женской дружбы, сестринства, пытающегося выжить в непростое время. Проект привлекает внимание к теме репрессий 1920-х годов, которые предшествовали периоду Большого террора. Это было время преследований интеллигенции, уничтожения молодых, думающих и чувствующих по-другому.

В широком смысле цель проекта — исследовать анатомию страха репрессий, который передается от поколения к поколению. Хронологически меня интересовал короткий период с 1917 по 1926 год. В это время сосуществовали и боролись за молодые умы скауты и пионеры. Боролись, пожалуй, впервые в истории. По факту пионерия — первый опыт идеологической работы государства с детьми.

Как и кто работал над проектом

Прежде, чем писать текст, я составила план, продумала структуру. Это нужно было для того, чтобы понять, в каких главах что будет рассказываться.

Здесь я выбрала довольно нестандартный формат экспозиции с погружением, который в меньшей степени принят в российских лонгридах: мы сразу попадаем в ситуацию — видим, как задерживают герль-скаутов, как их везут на Лубянку. Пока не знаем других обстоятельств истории.

Это ставка на интригу — мы не знаем героев и не понимаем, о каком времени идет речь, но уже переживаем с ними один из самых драматических моментов их жизни.

Первый набросок материала получился размером с небольшую книгу — примерно 70 страниц. Процесс работы был довольно сложным, но интересным. Главная моя задача, как сторителлера, была — рассказать историю, сохранив краски и яркость воспоминаний герль-скаутов.

Когда дописала текст, мне казалось, что больше меня в эту историю уже никто не погрузится. Но редактору Андрею Борзенко удалось. При первой же редактуре решили сократить историю как минимум вдвое — исключили часть героев, отказались от некоторых линии повествования. Осталось 30 страниц. После этого урезала материал еще вдвое. Андрей Борзенко помог выстроить историю, определиться с героями, выбрать общую стилистику.

Продюсер проекта Сергей Карпов вместе с художницей Марией Родигиной, которая впервые участвовала в создании мультимедийного проекта для медиа, нашли визуальное решение — переработать в духе авангарда документальные снимки и документы. Не хотелось строить проект на архивной эстетике — использовании выцветших фотографий и документов.

«Герлистан» — это история о молодости и сопротивлении. Поэтому было важно с помощью визуального языка преодолеть дистанцию между читателями, которые младше героев на целый век.

Как продвигался проект и какие получил отзывы
Кампанию по продвижению проекта «Герлистан» разработали вместе с редактором «Новой газеты» по СММ Надеждой Мироненко.

Мы задействовали практически все платформы:
 

  • для YouTube и Instagram я смонтировала два коротких 2-минутных фильма,
  • для Instagram Надя создала сторис,
  • в Твиттере вышел тред, созданный на основе мемуаров герль-скаута Шуры Баллод — как будто бы героиня по часам рассказывает о своем аресте,
  • в Телеграм-канале «Новой газеты» опубликовали фрагмент истории и спросили у читателей — как они думают, к какому году относятся описываемые события. Большинство проголосовало за 1930-е годы. О репрессиях 1920-х, мы, к сожалению, знаем куда меньше.

На спецпроект обратили внимание Александр Горбачев в своем Телеграм-канале «Я просто текст» и Александр Радаев в «Парнасском пересмешнике». Еще несколько пабликов, которые занимаются исторической тематикой, привели ссылки на лонгрид и рекомендовали его своим читателям. Это помогло спецпроекту привлечь больше читателей.

Кроме того, «Герлистан» попал в список лучших лонгридов недели и месяца по версии некоторых Телеграм-каналов. Благодаря этому люди продолжают находить его и сейчас.

Сейчас у материала более 80 тысяч просмотров на всех платформах. Пользователи активно оставляют комментарии. На YouTube их более 200.

Меня поразила реакция аудитории — никогда не получала столько личных, эмоциональных откликов. Люди писали о чувствах, вспоминали истории репрессий в отношении родственников, делились отношением к пионерам и скаутам. Конечно, нашлись и те, кто написал, что дело скаутов — придумка, в советской России такого быть не могло.

После публикации в Телеграм-канале Александра Горбачева, мне написал правнук одной из героинь «Герлистан», рассказал, как сложилась жизнь его прабабушки после ссылки. В ответ я переслала ему некоторые документы, к которым у семьи не было доступа.

Спецпроект заканчивается словами, что будет продолжение. И это действительно так — сейчас я работаю еще над одной историей репрессии в 1920-е годы. Так мы пишем нашу общую историю.

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Герлистан»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

проект

Исследование о детских садах делалось «в стол», но попало на «Проект»

ссылка на проект

авторы

Алексей Парфенов,
Евгений Богданов,
Юлия Апухтина,
Андрей Дорожный,
Борис Дубах,
Роман Баданин

финансирование

не требовалось

Обывательский вопрос — Москва и Подмосковье застраиваются, а есть ли инфраструктура для жителей, например, достаточно ли детских садов? — привел к масштабному исследованию: как в России обстоят дела с дошкольным устройством детей.

месяца работы

человек в команде

баллов за статью

Алексей Парфенов,
автор проекта

В 2020 году я учился в онлайн-университете «Нетология» на курсе по дата-журналистике. Одним из предметов был «Дата-сторителлинг», где нас учили собирать, обрабатывать и укладывать информацию в журналистскую историю. Итоговым заданием было — подготовить полноценную статью. Но я подумать не мог, что ею заинтересуется такое издание, как «Проект».

Как родилась тема исследования

Обдумывая тему для статьи, мне, как жителю Подмосковья, сразу же в голову пришла мысль о масштабном и порой бесконтрольном возведения жилья вблизи Москвы и в области. С одной стороны, это здорово — у людей появляется возможность переехать в большой город, получить доступ к инфраструктуре, рабочим местам, реализовать себя, планы, о которых только мечтали в малых городах, поселках и деревнях. Но с другой стороны, возникают вопросы с парковками, детскими садами, очереди в которые люди ждут годами или устраивают детей в частные платные сады, места в которых тоже ограничены.

На проблеме садиков решил остановиться, проверив, что в свободном доступе есть оцифрованные данные — численность детей, мест, работников… Цифры по всем позициям нашлись не только свежие, но и давнишние. С такой фактурой можно было работать, строить историю.

Идеей заинтересовался однокурсник Евгений Богданов. Подключился. Мы провели «мозговой штурм» и определись с подачей материала, распределили обязанности.

Я искал экспертов, героев, которые столкнулись с этой проблемой, ходил на интервью, кому-то задавал вопросы через Телеграм, анализировал собранные факты, выстраивал каркас статьи. Женя отвечал за техническую часть, сбор и обработку данных. Мы использовали информацию Росстата и муниципалитетов Московской области, работали только с официальной статистикой.

Подготовкой материала руководили опытные наставники — пишущие дата-журналисты. Например, Андрей Дорожный, наш преподаватель с «Нетологии», помогал с визуализацией.

Работать с открытыми данными не так страшно, как кажется

Истории прячутся и в цифрах. Они помогают увидеть картину целиком, подтверждают или опровергают обещания и гипотезы. Данные способны рассказать то, о чем никто не расскажет.

Благодаря ему текстом заинтересовался главный редактор «Проекта» Роман Баданин, который координировал нашу работу, подключив свой коллектив и Юлию Апухтину из Самары. Она — главный редактор местного издания «Другой город», сотрудничает с «Проектом».

Когда к нашему исследованию подключились сотрудники «Проекта», материал развернулся совсем в другую сторону. От изначальной задумки остался, наверное, скелет. Мы стали изучать данные не только по Московской области, но и по всей России. Из регионального материал «вырос» до федерального.

Как «Проект» работает над материалами

Юлия Апухтина,
редактор проекта

 

В материале «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти» я выступила в качестве фактчекера, редактора и, так уж получилось, — соавтора.

Первоначально Роман Баданин попросил меня быть фактчекером, но потом решили, что материал нужно усилить, дополнить, ведь делали его не профильные журналисты.

В «Проекте» довольно сложная система подготовки текстов. Кроме авторов, главного редактора, есть фактчекеры, которые включаются на этапе утверждения текста. Фактчекинг проводится непосредственно перед опубликованием.

Одновременно выступать редактором, соавтором и фактчекером не очень правильно, но так уж получилось, что я проверила текст, дописала фрагменты о материнской занятости и, в дополнение к анализу заполненности детских садов, посчитала очереди в них по муниципалитетам России.

В материале несколько графиков. Некоторые были сделаны на основе цифр, которые ребята собрали, некоторые по моим данным.

Эта статья — пример того, как должны готовиться материалы. Правильно, что такая объемная работа сделана не одним человеком, а коллективно.

Какие сложности возникают при работе с открытыми данными

 

Детские сады — очень специфическая история. Российское государство взяло на себя большие обязательства, но реально, как мы показываем в тексте, их не выполнило. Или выполнило так, что лучше бы этого не делало.

Поясню. Я живу в Самаре, работаю в городской повестке и не понаслышке знаю, что в нашем регионе огромные проблемы с садиками. Мы относимся к тем городам, где они не решены и до сих пор остаются очереди для детей старше 3 лет.

Два-три года назад 40% наших детей посещали частные сады, некоторые — с государственной субсидией. Родители платят меньше, но все равно сумма достаточно высокая. Например, при средней зарплате в 30 тысяч рублей, частный сад стоит 15 тысяч.

Наше исследование подтверждает: по России остались точечные города, в которых проблема детских садов остается острой; доказывает, что в официальной статистике ситуация нивелируется общими цифрами по регионам.

Пока мы не дошли до уровня муниципалитетов, эту проблему не видели. Сейчас знаем, что официальная отчетность не соответствует действительности.

Карта на сайте «Проекта» — интерактивная. Когда наводишь на регион, появляется информация, в каких регионах места в детских садах есть (зеленым цветом), а в каких нет (красным).

Ребята собрали очень большую и хорошую статистику. В России по образованию есть так называемые своды, то есть, набор данных по той или иной проблематике, присланный с регионов. По субъектам федерации достаточно много информации, и по дошкольному образованию она хорошая.

Но мы столкнулись с проблемой отсутствия муниципальной статистики. Никаких сводов, аналогичных региональным, нет. Есть так называемая база данных муниципальных образований, но она такая громоздкая, там больше семи тысяч показателей, при чем, в разных комбинациях, за разные годы. С ней очень неудобно работать, но другого источника нет.

У меня была выгрузка этой базы, подготовленная коллегами из проекта Инфраструктура научно-исследовательских данных. Это позволило проанализировать ситуацию сразу по сотням муниципалитетов, найти города с самой низкой посещаемостью детских садов.

Если оценивать этот материал из всех мною подготовленных для «Проекта» по 10-бальной шкале, то ему я бы поставила 7. Он актуален, но рассчитан на достаточно узкую аудиторию — молодых родителей, которые проживают именно в тех городах, где эта проблема наиболее остра.

Как визуализировали исследование по детским садам
 

Визуализацией собранных данных и материала занимались сотрудники «Проекта». Никаких советов по оформлению не давал. У издания есть свое лицо, стиль, и они держат марку. Было интересно посмотреть за работой специалистов. Мне кажется, все классно получилось.

 

В «Проекте» за верстку отвечает Борис Дубах. Он также делает всю инфографику, интерактивные карты.

В этом материале две карты: с общероссийской информацией и отдельно по Подмосковью. Наиболее остро нехватка мест в детских садах ощущается в ближайших к столице районах — Красногорске, Щелково, Королеве, Мытищах, Балашихе, но встречается и в более отдаленных Чехове, Раменском и Сергиевом Посаде.

Когда я анализировала все муниципалитеты России, то выделила где-то 20-30 городов, в которых наиболее сильно чувствуется эта проблема. Например, в Краснодаре, Сочи, Махачкале, Самаре.

О реакции аудитории

 

Некоторые обвиняют нас в перегрузке читателя цифрами. Да, я согласна, но у нас всегда так — мы делаем тексты очень детальными, доказательными, чтобы они были максимально крутыми в своей категории, на две головы выше, чем у конкурентов.

У нас есть стандарт, но мы всегда к таким текстам подбираем лирические истории, чтобы был и эпический, и лирический пласт.

После выхода материала, мы обязаны читать комментарии в социальных сетях и реагировать. С этим материалом все было хорошо. Особо общаться с читателями не пришлось. Хвалили.

 

Материал «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти» я не рекламировал в своих социальных сетях. Знакомые, родственники прочитали, похвалили. Хорошие отзывы были и от ребят с курса — писали в телеграм-чате.

Хотелось бы и дальше что-то в этом ключе делать, есть идея своего небольшого проекта, связанного со статистикой и визуализацией данных. Думаю, в этом году запустим.

Лирическое отступление от Алексея Парфенова

Работать было интересно. Тема, которую мы исследовали, — злободневна и актуальна. Я не профессиональный журналист, я — рекламщик, учиться пошел, чтобы узнать о другой профессии, примерить на себя роль журналиста.

Профессия мне понравилась, но она очень сложная. Особенно сейчас, когда есть YouTube, популярен блогинг — взял телефон и поливай, комментируй, считай себя журналистом. За время учебы я понял, что это не так, что настоящая журналистика намного сложнее, глубже, интереснее.

У нас были пишущие ребята, которые совершенствовали свои навыки и, думаю, будет круто, если число толковых и профессиональных журналистов увеличится. Главное, чтобы они могли свободно говорить о том, что действительно интересует людей.

Над материалом работал
Дмитрий Артюх

Иллюстрации:
скриншоты проекта «Город, но не сад. Исследование о том, что российским детям некуда пойти»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: