Гореть, но не выгорать

Гореть, но не выгорать

Гореть, но не выгорать

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе с Ольгой Кравцовой, кандидатом психологических наук, автором и тренером проекта «Психология стресса для журналистов».

Что привлекает журналистов в работе:

общение с людьми, погружение в новые темы, расширение кругозора, возможность оказаться там, куда не будучи журналистом попасть было бы сложно или невозможно.

Что напрягает журналистов в работе:

темп работы, дедлайны, постоянная многозадачность — сегодня он разбирается в одной проблеме, завтра в другой, потом в третьей, постоянное общение с разными людьми, у которых разные эмоции и разные ожидания.
«Можно сказать, что журналисты выбирают и любят свою профессию за те же вещи, которые (если их слишком много) вызывают у них стресс».
Ольга Кравцова

Психолог

​​Стресс — это психологическое напряжение, которое возникает, когда человеку необходимо приспособиться к изменившейся ситуации, когда приходится кардинально менять жизнь, выстраивать свой день, решать задачи, которых раньше не было. Стресс могут вызвать не только отрицательные эмоции и негативные события, но и положительные.

Журналисты — это те люди, которые все время живут чужими проблемами, чужими радостями, чужим горем, чужими травмами. Отношение читателей к ним может принимать полярные формы: с одной стороны, журналисты — благородные спасатели, которые пытаются сделать мир лучше, привлекая внимание к проблемам, и которые говорят правду; с другой — «стервятники», которые гонятся за «сенсацией».

«Журналисты сами к себе предъявляют повышенные требования — что они должны делать, чтобы соответствовать своим представлениям о профессии, чтобы соответствовать тому, чего от них ждет общество. И когда такие требования к себе зашкаливают, это может стать дополнительным источником стресса».
Ольга Кравцова

Психолог

Какие признаки расскажут о стрессе

Был балагуром — стал молчуном. Или, наоборот, был всегда спокойным и вдруг стал явно проявлять эмоции, не может сдержать себя.
По утрам всегда был бодр и весел, но вдруг стал постоянно жаловаться, что не высыпается и начал литрами пить кофе.
Сначала все материалы сдавал в срок — сейчас стал срывать дедлайны.
Любил поесть, но стал равнодушным к еде. Или, наоборот, начал есть все, что под руку попадется, хотя раньше так не делал.

Подобное изменение в поведении может быть «разовым», когда человек просто устал и ему нужен дополнительный выходной или небольшой отпуск. Если же изменения происходят все чаще — дело, скорее всего, в постоянном стрессе, который в любой момент рискует перейти в профессиональное выгорание.

Основные признаки затянувшегося стресса — это чувство эмоционального истощения и отсутствие энтузиазма. «Горел работой» и «выгорел»: «огонька» больше нет, делать ничего не хочется, к темам и материалам отношение формальное, общение с героями энтузиазма не вызывает. Есть только желание, чтобы от тебя отстали. Пропадает чувство, что то, что ты делаешь, имеет смысл — зачем выяснять, разбираться, писать, если ничего не меняется.

Стрессовые реакции на тяжелые темы (например, когда приходится рассказывать о чужой трагедии) — это нормально. Нормально переживать, беспокоиться, плакать, смеяться — все по-разному реагируют на психологическую травму (работа журналиста сама по себе такие травмы вызывает достаточно часто). Это не означает, что человек сходит с ума, просто таким образом проявляется его нормальная реакция на ненормальные обстоятельства.

Странным было бы другое — если бы стрессовая ситуация не вызвала вообще никакой реакции.

«Бывает, что в стремлении притупить болезненные эмоции человек притупляет и позитивные. И он замечает: что раньше радовало, уже не радует; то, чем раньше любил заниматься, сейчас не вызывает удовольствия. Он вроде бы перестал испытывать отчаяние, но и радость тоже больше не чувствует — и это сигнал, что что-то не так. Впадая в своеобразное оцепенение, человек, возможно, пытается пережить какой-то очень тяжелый период. Иногда надо дать ему время, чтобы отгоревать потери, не заставляя его выжимать из себя ресурсы, в том числе для работы».
Ольга Кравцова

Психолог

Оказавшись в стрессовой ситуации — аврал на работе, тяжелая тема, конфликт с начальством/коллегами/героями/экспертами, — не нужно замыкаться в себе или брать на себя еще больше ответственности. Не надо выдвигать к себе повышенные требования и ждать от себя слишком многого. Поговорите с коллегами о том, что вас беспокоит. Аналогично, если видите, что ваш коллега изменился, ведет себя необычно, спросите, не хочет ли он поговорить об этом. И, как бы банально ни звучало, нужно стараться в этот период нормально питаться, спать, уметь расслабляться.
5

Как жить и работать с профессиональным выгоранием?

Какими словами себя поддержать

Когда постоянно приходится работать с тяжелыми темами

«Абстрагируйтесь от ужасов, но не от людей: отгораживайтесь эмоционально от чужих проблем, катастроф и трагедий, но не теряйте сочувствия к другим людям».

Когда не получаешь реакции на свои материалы

«Задача журналиста — рассказать людям правдивую информацию, описать реальность. Как общество отреагирует на эти факты — не зона контроля журналиста, поэтому не стоит думать, что работа была проделана зря».

Когда проблема никак не решается и жить лучше не становится

«Не всегда возможно одним журналистским материалом остановить войну или изменить весь мир к лучшему. Но если твой текст поддержит хотя бы одного человека или поменяет его мнение и поступки, твоя миссия исполнена».

Когда журналист становится ответчиком в судебных разбирательствах

«Ты не один во вселенной со своей проблемой. Есть юристы, которые знают, что в такой ситуации делать. Есть коллеги, которые, может быть, пережили аналогичную ситуацию и победили. Проси совета и поддержки».

Когда герои обвиняют журналиста, что он неправильно выполнил работу (не так, как они ожидали)

«Есть ли в этой критике полезное зерно? Учтите его на будущее. А в эмоциях не опирайтесь на несправедливую реакцию героев или читателей, опирайтесь на свои внутренние ощущения, что помогать хорошо и помогать надо».

Как помочь себе в стрессе

Научиться отстаивать свои границы. Только без агрессии — потому что когда человек не уверен в прочности своих границ, когда не умеет говорить «нет» в нужных ситуациях, велика вероятность, что однажды его эмоционально «взорвет».

Попробовать из того худшего, что происходит вокруг, сделать что-то полезное для других, чтобы они не оказались в подобной ситуации. «Что-то делать и делать то, что ты можешь делать, — это отчасти терапия и профилактика выгорания и стресса», — говорит Ольга Кравцова.

Отделить обстоятельства, которые изменить не в силах, от обстоятельств, на которые повлиять возможно. В первом случае человек может только принять происходящее, во втором — вмешаться и изменить.

Занять свободное время физической активностью: танцевать, сходить в тренажерку, поиграть в волейбол. Только не надо, например, устраивать пробежки по утрам, если они не вдохновляют. Выбирайте ту физическую нагрузку, которая доставляет удовольствие, а не головную боль.

Тщательнее выбирать работу, друзей, коллег, информацию, которую мы потребляем, и темы, с которыми готовы работать.

Не требовать от себя 100-процентной продуктивности, не пытаться выполнить разом все дела, которые накопились. Уметь переключаться, отдыхать, чередовать простые задачи и сложные.

Договориться с коллегами, родными и друзьями о положительной обратной связи, чтобы они в нужный момент могли послушать, обнять, поддержать.

Пример, как можно снизить стресс

Дано: принятие решения сжирает много времени и энергии.

Решение: выписать на большом ватмане все дела за день — и рабочие, и семейные, и бытовые, и личные. Дальше посмотреть, какие дела требуют решений и что из списка можно объединить, что исключить, какие процессы автоматизировать, какие задачи и кому делегировать. По принципу это очень схоже с составлением однотипного капсульного гардероба, когда перестаешь тратить мысли на то, что надеть.

Чек-лист: как не довести себя до стресса

 

  • Делать комплименты коллегам за хорошо проделанную работу
  • Написать памятку на черный день: «Мои хорошие качества (я добрый, искренний, порядочный человек), мои способности и мои достижения»
  • Стараться не «накручивать» себя в кризисные моменты, не ругать себя.
  • Расписать методы и способы, как отдохнуть, если есть 5 минут, если есть 15 минут, один час, один день, одна неделя. Использовать в подходящий момент.
  • Разгружать голову от идей и проблем: выписывать их на листок, складывать в отдельную коробку, сортировать по вечерам.
  • Попробовать разные техники тайм-менеджмента: гибкое планирование, жесткое планирование, «Помодоро», «Стоунхендж».
  • Пересмотреть обязанности журналиста. При возможности делегировать ту часть работы, которая отнимает много времени и сил (например, расшифровка аудио или видеозаписей или рерайт пресс-релизов).
5

Скачать чек-лист

«Мы не приучены делать комплименты другим. Критиковать — это пожалуйста. Что не так, скажут сразу, а когда хорошо, то — молчат. Похожее отношение у многих и к самим себе. Когда просишь человека составить список своих достоинств и достижений, то он тут же начинает искать у себя недостатки. Понятно, что всегда есть „но“, понятно, что хочется быть лучше, поэтому требуешь от себя еще чего-то. Но самому себе похвалить тоже полезно, особенно в момент, когда нужно найти силы и ресурсы. Которые на самом деле находятся только внутри».
Ольга Кравцова

Психолог

Над материалом работали текст: Ольга Бердецкая дизайн: Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Этика фото в СМИ и интернете: мнения экспертов

Этика фото в СМИ и интернете: мнения экспертов

Этика фото в СМИ и интернете: мнения экспертов

Фотография обесценилась — каждый, у кого есть смартфон, теперь «фотограф». Ценность качественного снимка существенно выросла — нужно уловить тот самый момент, когда фотография начнет рассказывать историю

Часто именно изображение задает тему, тон текста и служит доказательством изложенного. Эссеисты, фотографы и журналисты делятся своим опытом и наблюдениями о том, где лежит грань этики использования фото в спорных случаях.

Фотография многофункциональна. Есть функции пропаганды, например. Есть функции моральные, эстетические, нравственные. И фотограф должен выбирать, что вы хотите делать.

— Олег Климов, документальный фотограф
(из интервью порталу E1.ru)

В России нет кодекса фотожурналиста. Зачем нужен такой кодекс? Независимо от того, чем фотограф занимается: документальной фотожурналистикой или коммерческой съемкой — это человеческие отношения, и их надо регулировать. С другой стороны — кодекс ничего не даст, если нет органа, который будет следить за его выполнением.

Сейчас большинство фотографов ориентируется на правила, которые прописаны в крупных международных фотоконкурсах. Одно из таких правил — фотография не должна быть постановочной. Но что такое постановочность? Когда фотограф приходит в какое-то сообщество, то и это сообщество старается показать себя в выгодном свете, выглядеть лучше, чем есть на самом деле.

Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Редактирование и постановка документальных фото

Документальная фотография показывает жизнь, человека, взаимоотношения людей, их взаимосвязь с конкретной ситуацией.

К характеристикам жанра относятся:

  • изображение социальной проблемы, актуальной и вызывающей отклики в обществе;
  • эстетичность снимка без потери реализма и естественности съемки;
  • серия фотографий, объединенных тематикой, смыслом, посылом;
    делается для публики.

Документальная фотография и фотожурналистика тесно переплетены, но в первом случае важно длительное и сложное исследование, во втором — необходимость показать событие.

Хотя само название «документальные» фото предполагает точное отражение действительности, фотографы не пренебрегают редактированием и постановкой ради «красивой» картинки. Согласно опросу, проведенному Оксфордским университетом и организаторами международного фотоконкурса World Press в 2015 году среди конкурсантов, больше половины новостных фотографов иногда инсценируют свои снимки, а 12% опрошенных ответили, что делают это в половине случаев.

В 21 веке говорить о документальности фотографии — странно.

Фотография сама по себе очень субъективна, даже если ты фотожурналист и придерживаешься правил — не устраивать постановки, не двигать пиксели и прочее. Все равно есть три фильтра, через которые проходит фотография:

  • эстетический — фотограф строит привлекательную на его взгляд картинку;
  • моральный — фотограф подсознательно показывает ту сторону, чьи взгляды он поддерживает;
  • и фильтр социальной значимости — фотографируешь то, что важно показать СМИ, для которого снимаешь. Федеральным СМИ нужна одна картинка, локальным, которые в курсе контекста, — другая.

Также фотографии перед публикацией проходят фильтр бильд-редактора и редактора. У редакции есть свой взгляд на ситуацию, свое понимание того, что происходит, к тому же чаще всего в СМИ главным является текст с иллюстрацией, которая подтверждает то, что уже написано. Редакций, которые заточены под публикацию фотоисторий, можно по пальцам пересчитать.

Большое значение имеет и подпись к фотографии. Фотограф дает краткое описание происходящего на снимке, подписывает людей. Редакция редактирует подпись и бывают случаи, когда допускают ошибки в именах, названиях, сокращают какие-то детали, чем меняют контекст и получается совсем другая история.

Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Постановочные, нарочитые фотографии недопустимы в новостях, которые призваны отражать действительность. Всего одна постановочная новостная публикация может подорвать доверие читателей.

В моей практике был случай, когда фотожурналист, который освещал конфликт в Ливане, предупредил меня, что не привезет из командировки драматичные кадры шествия людей с мертвым ребенком — когда толпа увидела фотографов, они выкопали тело младенца из могилы и понесли над головой. Он отказался делать такие снимки.

Другой пример: журнал Time делал материал про детскую проституцию в России, но на снимках никто не был реальным персонажем. Пять страниц постановочных фотографий без ведома редакторов.

Печально известная фотоистория журнала Time о детской проституции в России, 21 июня, 1993 год. Источник: time.com

Мишел Макнолли

Мишел Макнолли

руководитель отдела фотографии и ассистент ответственного редактора The New York Times, член жюри конкурса World Press Photo

Учитывая, насколько важны фото, никакое редактирование недопустимо. Это касается документальных фотографий, любых репортажей, а также, на мой взгляд, уличной фотографии. Когда мы видим фотографии людей, — страдают они или нет — мы хотим верить в то, что видим. Такие фотографии становятся историей, мы не можем позволить, чтобы они искажали факты.

Рассмотрим фотографию Брайна Вальски, которая была сильно изменена, чтобы из двух разных изображений составить одну композицию.

Сверху: две оригинальные фотографии Брайна Вальски. Снизу: Отредактированная фотография. Источник: photographylife.com

К сожалению, Брайн Вальски считал, что будет хорошей идеей составить одну фотографию из двух, чтобы «улучшить композицию», и что так сильно редактировать снимки приемлемо. В некоторых случаях корреспонденты, которые сильно редактируют фотографии, должны преследоваться судом, особенно в тех случаях, когда снимки используются в качестве пропаганды, чтобы искажать реальные факты.

Подобные примеры можно найти по всему миру. Если хотите увидеть больше примеров, зайдите на сайт Bronx Documentary Center.

Насим Мансуров

Насим Мансуров

профессиональный фотограф, основатель Photography Life

Съемка социально значимых или военных событий

Естественность выражения предмета съемки — отличительная черта социальной фотографии, она обращает внимание на проблемы общества. В ней отсутствуют постановка или режиссура, они отображают настоящие, неподдельные, живые эмоции и события.

В новостной журналистике часто приходится писать о страшной стороне жизни — катастрофах, преступлениях и военных конфликтах. Едва ли кто-то из участников таких событий хотел бы оказаться на первой полосе. Эксперты советуют положить на вторую чашу весов ответ на вопрос, какие изменения принесут эти снимки, насколько повысят осознанность аудитории.

В фотожурналистике (да и просто в журналистике) главной заповедью должно быть — не навреди. Особого отношение требуется к беззащитным категориям: детям, старшему поколению, людям с инвалидностью. Считаю, в их отношении надо себя особо жестко цензурировать.

Важный аспект: фотограф сделал свою работу и уехал, а его героям с этим жить. И не всегда «с этим жить» получается. У меня была история: готовился текст про одно закрытое сообщество, которое долго снимала. Первое время считала, что важно снимками предупредить всех об этом сообществе. Потом подумала: оно маленькое, живет своей жизнью, никого не трогает и ни к чему навлекать на него гнев зрителей/читателей. Поэтому решила анонимизировать героев. Мне кажется, что самое важное, что потом будет чувствовать герой.

Фотограф периодически приходится решать дилемму: показать красивый снимок или защитить героя, особенно, если тот живет в условной деревне, где все друг друга знают.

Это правило допустимо не применять, если речь идет об общественном интересе, социально-значимой теме. Условно, в рассказе про коррумпированного чиновника, браконьеров или националистов вполне можно опубликовать фотографии этих людей, даже если им это будет неприятно.

Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Если ты снимаешь на войне, то главный принцип — это невмешательство. Идеальный случай — это если ты не занимаешь позицию одной или другой стороны, а занимаешь нейтральную позицию. На войне нельзя брать в руки оружие журналисту вообще, не только фотографу. В принципе есть очень четкие правила.

— Олег Климов, документальный фотограф
(из интервью порталу E1.ru)

В фотожурналистике (да и просто в журналистике) главной заповедью должно быть — не навреди. Особого отношение требуется к беззащитным категориям: детям, старшему поколению, людям с инвалидностью. Считаю, в их отношении надо себя особо жестко цензурировать.

Важный аспект: фотограф сделал свою работу и уехал, а его героям с этим жить. И не всегда «с этим жить» получается. У меня была история: готовился текст про одно закрытое сообщество, которое долго снимала. Первое время считала, что важно снимками предупредить всех об этом сообществе. Потом подумала: оно маленькое, живет своей жизнью, никого не трогает и ни к чему навлекать на него гнев зрителей/читателей. Поэтому решила анонимизировать героев. Мне кажется, что самое важное, что потом будет чувствовать герой.

Фотограф периодически приходится решать дилемму: показать красивый снимок или защитить героя, особенно, если тот живет в условной деревне, где все друг друга знают.

Это правило допустимо не применять, если речь идет об общественном интересе, социально-значимой теме. Условно, в рассказе про коррумпированного чиновника, браконьеров или националистов вполне можно опубликовать фотографии этих людей, даже если им это будет неприятно.

Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Когда дело касается таких серьезных вещей, как жестокие преступления или социальная несправедливость, мы должны спросить себя: зачем делиться подобными фотографиями и какие последствия они принесут? Как эмоциональный снимок повлияет на нашу каждодневную жизнь и уже притупленные реакции? Есть ли у нас независимость и право на частную жизнь, когда мы выходим на улицу? Разрешаем ли мы публиковать наши фотографии, если у нас нет возможности согласиться или отказаться?

Некоторые считают, что такой тип фотографий заставляет других стать свидетелями, проявить сочувствие. Веками вопрос о распространении подобных фотографий разжигает политические дискуссии. В XIX веке богачи ездили по разоренным хозяйствам, чтобы посмотреть, как живет «простой народ». После таких поездок многие занялись благотворительностью, но их просвещение обошлось высокой ценой унижения все тех, кто служил не более, чем реквизитом этих зрелищ.

Фотографии из Холокоста рассказали миллионам людей о том, что там произошло, они стали движущей силой утверждения прав человека и ООН. Главные общественные и правозащитные организации публикуют фотографии жертв насилия, чтобы осведомить людей и призвать к благотворительности. Снимки публикуются с единственной утилитарной целью — небольшая жертва ради «высшего блага».

Кейтлин Макэвой

Кейтлин Макэвой

американская эссеистка, научный сотрудник Уппсальского университета, Швеция, специализируется на культурной антропологии и проблемах геноцида

Использование фото из социальных сетей

Размещение фотографии в социальных сетях не является разрешением на использование фото — статья 152.1 ГК РФ. По общему правилу для публикации необходимо разрешение.

В разъяснениях Верховный суд РФ от 2015 года сказано про исключения: согласие не требуется, если человек является публичной фигурой — занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни, в политике, экономике, искусстве, спорте и публикация изображения представляет государственный или общественный интерес. Не нужно согласия и в случае, если используется фото в связи с розыском человека или публикацией информации о правонарушениях. Свободными считаются снимки, сделанные в общественных местах, на публичных мероприятиях.

Где проходит черта между общественным интересом и удовлетворением обывательского интереса к частной жизни другого человека, комментируют медиаэксперты.

Во время трагедии в Лас-Вегасе, когда стрелок убил более 50 человек и ранил сотни людей, уважаемые журналисты стали тиражировать фотографии жертв без какой-либо цензуры, как только к ним попадала информация. Очевидно, что некоторые из фотографий опубликовали раньше, чем предупредили родственников погибших — их лица распознали журналисты, разыскивающие людей через Фейсбук, чтобы быстро начеркать некрологи с фото из социальных сетей.

Один такой некролог запал мне в душу: это была цитата знакомой — не члена семьи и даже не близкой подруги — о том, что погибшая была приятным человеком, хотя они встретились только однажды.

Это то, как люди будут вспоминать погибшую, как вся ее жизнь будет охарактеризована? Цитатой безымянного человека, которого мы добавили в друзья на Фейсбуке после одной-единственной встречи только потому, что так принято в обществе? Будет ли парень, которого я встретила 10 лет назад на какой-то вечеринке, кормить рьяных журналистов рассказами, как я публиковала свои ироничные фото на Фейсбуке

Я не согласна с этим и не думаю, что любой пострадавший хотел бы, чтобы к нему или ней обращались подобным образом.

Кейтлин Макэвой

Кейтлин Макэвой

американская эссеистка, научный сотрудник Уппсальского университета, Швеция, специализируется на культурной антропологии и проблемах геноцида

Фотография одного из пассажиров Лондонского метро во время эвакуации после теракта 2005 года. Источник: theguardian.com

Можно оглянуться в прошлое и сравнить, как освещались события 11 сентября, и сравнить, как о них рассказали бы сегодня. Случись этот теракт в 2011, а не в 2001 году, первыми обнародованными фотографиями стали бы снимки пылающей северной башни Всемирного торгового центра, опубликованные в социальных сетях сотрудниками южной башни, которые не подозревали, что рейс 175 United Airlines в этот момент направляется в их здание. В руки журналистов также попали бы видео того, как люди пытаются выбраться из здания.

В ситуациях срочных новостей журналистам приходится принимать быстрые решения под большим давлением, их одолевает такая же буря эмоций, как любого другого члена общества, когда трагедия разворачивается на их глазах. Приходится иметь дело с противоречащей информацией из множества источников, включая тех, кто намеренно распространяет неверную информацию. Мы должны признать, что не всегда принимаем правильные решения в разгар случившегося.

Мартин Белам

Мартин Белам

старший репортер The Guardian в Лондоне по общественным вопросам

Уличная фотография

С появлением смартфонов фотография стала доступна всем: в некоторых случаях это помогает работать журналистам оперативнее, но чаще всего нарушает право на частную жизнь.

Уличная фотография или стрит-фотография (от английского выражения «street photography») — жанр фотоискусства. Фотосъемка происходит в общественном месте: парке, на пляже, улице города.

Один из признаков уличной фотографии — загадочность, причудливости и некая сюрреалистичность. Она имеет больше общего с искусством, чем с журналистикой. Уличный фотограф не знакомится с объектами. Ему без разницы кто они и какова их жизненная «ситуация». В уличной фотографии фотограф должен быть «невидимым» — только так он получит искренние снимки.

В России на уличную съемку нет запретов, как, например, в некоторых западных странах. Правда, там есть способ обойти запрет — доказать, что фотография сделана ради искусства.

Я не очень люблю фотографировать улицы. Но если такое случается, и человек, который попал в кадр просит удалить фото с ним, и я это сделаю. Понимаю, что могу оказаться на его месте и хотелось бы, чтобы к моему мнению прислушивались. И надо надо поговорить с человеком, выяснить, в чем причина такой реакции, почему не хочет, чтобы фото, на котором он присутствует куда-то попало? Объяснить, почему это нужно. Если уговорить не получается — это его право.

Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Забавно, если вдруг запретят снимать людей на улицах, то через пару-тройку поколений в истории не останется картинок прошлого. Должен ли был Картье-Брессон спрашивать разрешение на съемку на улицах у тех, кто попадал к нему в кадр? И что бы из этого вышло?

Если вы попали в мой кадр, кто виноват, я или вы? Может быть, вам не следовало ходить по улицам, если там полно фотографов, снимающих вас, проходящих мимо, в тот момент, когда вы удачно улыбнулись и сделали мне кадр? Кстати, если вы всерьез озабочены проблемой фотографов, которые только и норовят снять на улицах вас, красивых, просто моргайте. И вы испортите любой кадр. И не останетесь в вечности. Можно еще закрывать лицо газеткой. Тоже вариант.

— Елена Ростунова, фотограф
(из колонки на Photographer.Ru)

У документальной и уличной фотографии одна простая задача: показать реальность. Любое намеренное искажение противоречит этому требованию, и фотография перестает быть документальной.

Фотожурналисты не ответственны за страдания людей, которых они фотографируют, они лишь посредники, фиксирующие жизнь и транслирующие посыл, что жизнь не всегда приятна глазу. Не убивайте гонца за то, что он показывает жизнь с помощью пикселей или целлюлозы; вместо этого спросите себя: что я могу изменить? Фотожурналисты рискуют своей жизнью, чтобы повысить осознанность и поделиться идеей, которая может принести больше влияния, чем ограниченная помощь отдельного человека.

Нет никакой эксплуатации в том, чтобы показывать реальность, какая она есть, нравится она вам или нет. Разница лишь в том, хорошая это фотография или нет — меняет она что-то или нет.

Себастьян Якобитц

Себастьян Якобитц

уличный фотограф

Давайте признаем, что «уличная фотография» — название, которым описывают необработанные, виртуозные портреты, раскрывающие состояние общества, не имеет ничего общего со сделанными исподтишка фотографиями людей с лишним весом, не подходяще одетыми или просто пойманными в неудачный момент, которые выкладывают на очень популярный сайт People of Walmart. Эти нелестные снимки было заманчиво легко сделать благодаря неприметным камерам на телефонах. В сущности, небольшой размер смартфонов и их постоянное присутствие в нашей жизни делает возможным запечатлеть практически все и везде.

В прошлом даже небольшая камера была заметна прохожим, сейчас можно фотографировать незаметно: будто вы пишете смску, звоните или проверяете почтовый ящик. Незаметные телефоны позволяют тайно фотографировать «из-под юбки» без ведома участника фотографии. Кроме того, если раньше подобные фото передавались только в пределах ограниченной группы людей, то интернет позволяет распространять подобные фото без ограничений.

Никки Уильямс

Никки Уильямс

автор бестселлеров «One Size Does Not Fit All: Stress Management», «Salt in the Blood»

Уличная фотография больше, чем какой-либо другой вид этого искусства, приближена к жизни. И как сама жизнь, этика уличной фотографии изменчива. В конечном счете правила этики зависят от самого фотографа и его подхода. Но всегда нужно держать в голове слова легендарного фотографа Энсела Адамса, что в каждом снимке хотя бы два человека — фотограф и зритель.

Майлс Каммингс

Майлс Каммингс

профессиональный фотограф

Публикация детских фото

Российское законодательство разрешает фотографировать без согласия, в том числе и детей, в публичном месте и на публичном мероприятии. Строгое ограничение на съемку детей действует, если журналист или блогер фотографирует несовершеннолетнего не в общественном месте и ребенок является основным объектом съемки. Для таких съемок необходимо письменное согласие родителей или законных представителей.

Однако сами родители не прочь выложить фотографии и видео с детьми. По мнению Кейтлин Макэвой, они лишают детей на право частной жизни.

Кажется, что существует только «сейчас», когда мы публикуем фотографии всех, включая детей. Но что произойдет в будущем? Если мы полностью документируем в интернете жизни детей, то что для них будет значить достоинство человека? Через 20 лет мы можем услышать новости, как дети подают в суд на своих родителей за то, что они лишили их права на частную жизнь.

Частную жизнь заменили на настройки приватности на Фейсбуке или в Инстаграме. Тем не менее, мы не предвидим все риски и думаем только об удовлетворении сиюминутного желания поделиться информацией. Социализированные дети, конечно, будут улыбаться в камеру, но это не значит, что с их фотографиями будут обращаться с необходимым достоинством.

Кейтлин Макэвой

Кейтлин Макэвой

американская эссеистка, научный сотрудник Уппсальского университета, Швеция, специализируется на культурной антропологии и проблемах геноцида

У нас есть родители, которые действуют эффективнее любого законодательства. Когда снимаешь уличные зарисовки и случайно в кадр попал ребенок, некоторые родители могут весьма агрессивно отстаивать, чтобы этот кадр никуда не попал. Их можно понять.
Алина Десятниченко

Алина Десятниченко

документальный фотограф, художница

Над материалом работали
Анна Зиновьева (перевод), Ольга Бердецкая,
дизайн: Ярослав Чернов

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Нажимая «Отправить», вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных

Как привлечь и удержать аудиторию информационного СМИ

Как привлечь и удержать аудиторию информационного СМИ

Как привлечь и удержать аудиторию информационного СМИ

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе с Линн Уолш, заместителем директора проекта Trusting News (Доверие к новостям).

Чтобы между двумя людьми сложились доверительные отношения, они разговаривают друг с другом, интересуются делами, проявляют уважение. Аналогично надо себя вести СМИ, которые хотят построить доверительные отношения со своей аудиторией, привлечь ее и удержать возле себя.

«Еще никогда это не было таким важным, как сейчас. Журналистам нужно вовлекаться в беседу со своей аудиторией, спрашивать у нее, как она поживает, как у нее дела, и слушать ответ».
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

СМИ, которое избегает аудиторию или воспринимает ее с позиции «мы лучше знаем, слушайте нас», долго не протянут. Высокая конкуренция за читателя/зрителя/пользователя с блогерами, городскими пабликами и аккаунтами в соцсетях, брендами, другими медиа обязывает менять политику.

Повысить лояльность и доверие к изданию могут:

  • личные встречи с читателями на праздниках и мероприятиях,
  • рассказы о медиа, его сотрудниках и его ценностях на сайте и в соцсетях,
  • вопросы к аудитории — о чем вы хотите, чтобы мы вам рассказали? Была ли эта информация вам полезна?
  • привлечение читателей в качестве экспертов, источников информации.
Кто такая Линн Уолш

Линн Уолш — журналистка, лауреат премии «Эмми», более 10 лет работает в области журналистских расследований, журналистики данных и тележурналистики.

В настоящее время Линн — журналист-фрилансером и заместитель директора проекта Trusting News. Проект помогает журналистам восстановить доверие общественности, делать работу более прозрачной и понятной аудитории.

Линн также работает адъюнкт-профессором в Point Loma Nazarene University (Сан Диего, Калифорния), преподает журналистику и коммуникации. В прошлом она была президентом и председателем по этике общенационального Общества профессиональных журналистов.

Расскажите о своей миссии, о своих ценностях и сотрудниках

Безликое СМИ вызывает меньше доверия. «Общественно-политическое издание», «Информационное издание», «Городское издание» — это, по сути, ничего не значащие для большинства людей фразы.

Чтобы это исправить, расскажите на сайте и в соцсетях, в чем вы видите миссию вашего СМИ, каких ценностей придерживаетесь. Например, американская газета News Tribune на своей странице в Фейсбуке опубликовала: «Мы знаем, что фейковые новости распространены. Мы тоже их ненавидим. И наша задача — инвестировать время и силы в настоящие факты».

Спросите себя, но ответьте аудитории на вопросы:
 

  • Используете ли вы анонимные источники? Когда, в каких ситуациях и каким образом?
  • Как вы решаете обнародовать ли имя, например, жертвы происшествия или нет? Объясните, на чем основываются ваши критерии?
  • Каким образом вы выбираете темы для своих репортажей? И влияет ли на выбор этих тем владелец вашего СМИ?
  • Как вы поступаете в случае возникновения конфликта интересов? Как принимаете решение, что публиковать, что нет и почему?
  • Как вы исправляете ошибки, реагируете на критику?
  • Если вас кто-то просит убрать историю из онлайн-медиа, делаете ли вы это и в каких случаях принимаете такое решение?
  • Как работает реклама или спонсорство, каким образом вы зарабатываете деньги?

Расскажите, почему ваша работа стоит денег, из чего складывается финансирование, откуда поступают деньги, как оплачивается работа журналистов.

«Прозрачность в отношении источников финансирования всегда помогает установить доверительные отношения с аудиторией и часто увеличивает количество людей, поддерживающих СМИ. Потому что читатели понимают, что вы делаете журналистику, которая стоит денег и какова финансовая ситуация редакции».
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

Отвечайте на вопросы аудитории о вас. Это не означает, что нужно выставить на публику всю информацию о работе редакции. Это означает стать более прозрачными и понятными для людей.

Показывайте — на сайте, отдельными постами в соцсетях — свою команду, каждого отдельного сотрудника. В информацию легче поверить, когда видишь в лицо человека, который эту информацию собирал; когда знаешь, что для этого журналиста главное в жизни и почему он этой самой журналистикой занимается.

Журналист дает возможность говорить тем, кого власти не хотят слушать? Или он помогает увидеть проблемы, на которые принято не обращать внимание? Или ему важно показать, какие разные и необычные люди нас окружают? Или он видит своей целью помогать тем, кто оказался в беде?

«Когда журналист объясняет читателями, в чем видит смысл своей работы, делится своей личной миссией, то показывает, что он со своей аудиторией на одной стороне. И читатель может быть с ним не просто читателем, но и человеком, готовым поделиться личной историей».
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

Хорошо прописанная миссия отвечает на вопросы:
 

  • зачем? — почему вы делаете то, что делаете;
  • как? — каким образом вы выполняете свою работу, с какими трудностями сталкиваетесь;
  • что? — что вы делаете, чтобы хорошо сделать свою работу.
«Меня зовут Ник. Я верю в демократию. Ничто для меня не является более важным в этом мире, чем помогать людям понимать, как устроен мир, в котором они живут, и призывать к ответственности властные структуры. Помогите, пожалуйста, мне продолжить свою работу, станете нашим подписчиком», — такое обращение от имени журналиста в своих пабликах опубликовала одна новостная организация Америки. С похожими посылами к читателям обратились все журналисты организации и, по словам Линн Уолш, количество подписчиков, перечисляющих донаты новостной организации, увеличилось. Люди откликнулись на прямой и человеческий призыв.

Как и где выстраивать отношения с аудиторией

Кто ваши читатели? Чем они интересуются? С какими трудностями сталкиваются? Какие вещи для них в приоритете? О чем они мечтают? Привлекательное для аудитории медиа знает ответы на эти вопросы. И пытается согласовать информационную повестку с запросами читателей.

Например, шведские СМИ знают, кто их читатели. Но также понимают, кого хотят привлечь и с помощью каких тем это можно сделать.

5

Зачем шведские редакции разделяют и анализируют аудиторию?

Что ваша аудитория думает о вашей журналистике, о вашем медиапродукте, о вашей медиаорганизации? Ваша редакция знает ответ на этот вопрос? Как часто вы запрашиваете реальные отклики ваших подписчиков? Когда последний раз вы проводили голосование среди читателей и следовали полученным рекомендациям?

Как узнать мнение подписчиков? Спросить.

Получить обратную связь от аудитории можно несколькими способами:
 

  • провести опрос,
  • попросить высказаться в комментариях на сайте или в соцсетях,
  • прислать письмо (обычное или по электронной почте),
  • позвонить,
  • провести онлайн или офлайн круглый стол, «встречу в редакции»,
  • завести регулярную рубрику «Вопрос главному редактору».
«Обычно мы получаем обратную связь от аудитории, когда что-то идет не так. Критика не заставляет себя долго ждать. Но нам нужно слышать от аудитории ее мысли и чувства больше, чем просто критику. Нужно не ждать этой обратной связи, а запрашивать ее, задавать вопросы».
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

Важно, чтобы эта обратная связь не была односторонней. Редакции надо реагировать на реплики и комментарии, чтобы люди понимали, что они высказываются не в пустоту.

Чтобы минимизировать критику со стороны читателей, Линн Уолш советует выбирать для материалов максимально взвешенный и нейтральный тон. И чтобы сами журналисты понимали, зачем они рассказывают ту или иную историю, почему аудитории нужно ее знать и какого результата авторы ждут от публикации. Ответы на эти вопросы могут стать анонсами материала в социальных сетях.

«Есть стереотип, что соцсети — это токсичные структуры, там сплошной негатив в комментариях, поэтому журналисты не хотят с этим работать. Полезно спросить себя: если мы считаем, что что-то не работает или что-то токсично, почему мы от этого не отказываемся? Как мы можем сделать эту среду менее токсичной и более рабочей?»
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

5

Как сформировать из лояльной аудитории сообщество и заработать на нем

Какие техники и приемы помогают получить обратную связь

Опросы

Google Формы — простой в освоении и бесплатный инструмент для проведения опросов. Аналогичный инструмент есть и у Яндекса. Опросами, созданными в Google или Яндексе, можно делиться ссылками (например, в соцсетях или в рассылке) и встраивать кодом непосредственно на сайт. Ответы «собираются» в одном месте, их удобно просматривать и анализировать.

Такие опросы могут быть посвящены:

  • аудитории, изучению ее предпочтений, пристрастий, запросов,
  • проблемам, с которыми люди сталкиваются,
  • советам, которые читатели могут дать СМИ при работе на конкретной темой.

Цель опросов — узнать, что думает аудитория, что ей нужно, и предоставить тот контент, который она ждет.

Линн Уолш рекомендует использовать два типа вопросов: шкалу, позволяющая оценить явление, открытый вопрос, когда человек не выбирает из предложенных вариантов, а высказывает свое мнение.

Поэтому в шапке опроса нужно объяснить читателям, как редакция будет использовать ответы, они для служебного пользования или станут частью опубликованного материала.

Запрос на обратную связь

Хорошо работает прием, когда в конце опубликованного материала, который может вызвать неоднозначную реакцию, журналист спрашивает читателей: чего им в этой истории не хватило, что бы еще они хотели узнать?
Линн Уолш показывает, как редакция запрашивает обратную связь у аудитории вопросом: «С кем, как вам кажется, редакция должна поговорить по поводу этих проблем, по поводу этих вопросов? Дайте нам знать».

Реакция на критику

Трудно оставаться спокойным, когда тебя критикуют. Особенно, если эта критика неконструктивна или необоснованна. Отмолчаться и проигнорировать не всегда лучшее решение (тролли не в счет, их как раз лучше игнорировать).
«Разговаривайте с комментатором таким образом, как будто это член вашей семьи или друг. Разговаривайте по-человечески. Вам нужен дипломатичный подход. Помните, что люди не всегда понимают, в чем состоит работа журналиста, как делается журналистский продукт. Используйте ситуацию, чтобы разъяснить это аудитории и признать, что сейчас очень сложно получить информацию».
Линн Уолш

Заместитель директора проекта Trusting News

Линн приводит пример ответа на критический комментарий: «Мы видим, как вас огорчила подача этой новости. Вам она кажется несбалансированной? Мы стремимся давать нашим читателям точную и взвешенную информацию для принятия решений. С помощью ваших комментариев мы хотим сделать свою работу еще лучше. Если у вас есть дополнительные данные или предложения эксперта, пожалуйста, напишите нам по такому-то адресу».

Модерация комментариев под публикацией схожа с поведением хозяина вечеринки. Если простой организатор только подготавливает закуски, развлекательную программу и уходит, то хозяин мероприятия смотрит, чтобы все прошло гладко, следит за порядком, устанавливает правила. Если возникает недоразумение, он разруливает ситуацию. Если гость перебрал, его отправляют домой. Если гость ведет себя отвратительно и провоцирует других гостей и хозяев, его просят покинуть вечеринку.

Один из способов управлять комментированием — иметь прописанные правила сообщества. Опираясь на них, будет легче убирать нежелательный контент, нежелательные комментарии, блокировать людей, которые портят обсуждение. Ссылаясь в спорах на правила, вы не противопоставляете себя буйному комментатору, а наводите порядок на площадке. Это благоприятно сказывается на общей атмосфере в вашей группе в соцсетях.

Лин Уолш советует: будьте готовы защищать свою работу и объяснять, в чем состоит ваша журналистская работа. Не оставляйте без ответа те комментарии, на которые аудитория активно реагирует (ставит лайки, добавляет свои комменты).
5

Как работать с агрессией модераторам и администраторам публичного паблика

Как использовать соцсети

Анонсируя материал в социальных сетях, фокусируйтесь на самой истории. Хорошую историю пользователи будут лайкать, комментировать и расшаривать сами, без призывов делать репост или поставить лайк.

Познакомьтесь с правилами платформы, где публикуете историю. Большинство соцсетей любят небольшие тексты в постах, тогда они лучше расходятся и получают больший охват.Чтобы заинтересовать пользователей постом, у авторов есть максимум 10 секунд.

Добавьте к посту видео. Оптимальная длительность видео для Инстаграм — 26 секунд, для Фейсбука — минута, YouTube — не меньше двух минут.

Как журналисты могут это использовать? Например, не нужно повторять текст публикации в посте, лучше рассказать о том, что происходило за кадром: веселое, забавное, неожиданное, трагическое. Что лично журналиста зацепило во время работы над материалом?

Полезно держать в уме,что каждая социальная сеть уникальна. Что хорошо зайдет на одной площадке, не впишется в другую. Аудитория везде ведет себя по-разному. Поэтому не стоит надеяться на кросспостинг (когда один и тот же текст публикуется в нескольких соцсетях нажатием одной кнопки).

5

Что сделать, чтобы соцсети добавляли энергию, трафик и авторитет

Над материалом работали
текст: Ольга Бердецкая
дизайн: Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Роль звука в видеожурналистике

Роль звука в видеожурналистике

Роль звука в видео

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе со Стэном Хайстом, фотожурналистом, продюсером телевизионного контента, медиатренером.

«Картинка и звук в равной степени могут служить доказательством того или иного явления или события. Я анализирую научные исследования, где объясняется, как восприятие звука помогает нам лучше понять окружающий мир, и как мы можем использовать закономерности восприятия, чтобы помочь нашей аудитории лучше понимать информацию».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Кто такой Стэн Хайст

Стэн Хайст начинал свою карьеру в отделе новостей местного телевидения в качестве фотожурналиста, затем стал главным фотографом. Его работы были отмечены 10 региональными наградами «Эмми». Национальная ассоциация телевизионных новостей (NPPA) дважды называла его региональным фотографом года, а в 2006 году он получил звание Новостного фотографа года общенациональных телевизионных новостей им. Эрни Криспа.

Сейчас Стэн много путешествует, помогая медиакомпаниям использовать видео, звук, сценарии и презентации для более эффективного взаимодействия с аудиторией. Он тренирует журналистов, обучая их сторителлингу от начальной концепции до монтажа, и лидеров, которые внедряют инновационные подходы и эффективно работают с командой.

Узнать больше о работе Стэна

Четыре рекомендации по работе со звуком

Очень важно ваше намерение

Вы должны понимать, какой мотив для использования того или иного звука, что он дает понять в истории, на чем акцентировать внимание.

Стремитесь к ясности

Звук должен быть очень четким и понятным.

Используйте звук с осторожностью, учитывая все нюансы

Очень легко увлечься записью каких-то громких звуков и упустить важный контекст. Цель звукового сопровождения — усилить понимание сюжета аудиторией, а не подавить ее.

Помните, что мы воспринимаем мир в том числе с помощью ушей

Если вы на задании и не знаете, куда пойти, с чего начать, остановитесь и просто послушайте. И ваши уши, возможно, приведут вас к очень важной и мощной истории.

«При работе с видеоматериалом моей мантрой, моим заклинанием была фраза „Снимай при помощи своих ушей, снимай ушами“. Что это означает? Когда я на задании делал какой-то репортаж, я не просто искал глазами, что бы мне снять, а также слушал, какой звук хочу запечатлеть. И я обнаружил: если что-то интересным образом звучит, если есть какой-то интересный звук, то, скорее всего, при этом есть и интересная картинка».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

В чем сила звука

Звук привлекает наше внимание, с его помощью мы лучше понимаем, в какой ситуации оказались.


Представьте себя в лесу, вы заблудились и не знаете, где находитесь. И вдруг вы слышите, как течет вода. Это приятный звук, вы на него пойдете. Но если вы услышите рычание или вой, то почувствуете, что находитесь в опасности и вы побежите. Не видя картинку, только на слух вы способны определить звук жизни и звук угрозы.

«Звук поступает к нам очень быстро, мы очень быстро слышим. Исследования ученых показывают, что наш мозг обрабатывает информацию, которая поступает через слух, от 20 до 100 раз быстрее, чем информацию, которую мы получаем от зрения. Это заложено природой в наш мозг, чтобы мы очень быстро распознавали звуки, которые нас окружают».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Мы слышим очень много звуков вокруг себя, мы воспринимаем их из любого направления. И это очень сильно привязано к самому факту нашего выживания. Это наши чувства, «бей или беги», ориентировка.

Даже если мы не обращаем внимание на все, что слышим, мы все равно находимся в состоянии поиска каких-то звуков.

Когда вы видите картинку и слышите звук — эти две структуры соединяются. И то, что вы слышите, помогает понять, что вы видите. Поэтому, когда мы документируем и запечатлеваем окружающие события, нам нужно уделять внимание не только картинке, но и звуку.

«Юри Хасон, ученый, нейрофизиолог, который работает в Принстоне, обнаружил интересный эффект: когда два человека смотрят одну и ту же историю, их мозговые паттерны становятся очень похожими. Слушатель понимает говорящего лучше, когда они синхронизированы, когда они находятся во взаимодействии. Нейрофизиологические процессы в мозге позволяет слушателю лучше понимать, лучше воспринимать и лучше запоминать информацию, которую говорит говорящий».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Как использовать звук

Чтобы привлечь зрительное внимание, сначала необходимо привлечь слуховое внимание. Чтобы поймать взгляд — нужно сначала поймать слух.

Интершумы

Журналисты, снимающие видео, должны намеренно использовать звук и должны понимать, почему они хотят его использовать. Не просто «бросить» какой-то звук, а дополнить им свою историю: направить внимание, придать контекст, удержать внимание во время ответственного момента, вернуть зрителя к экрану. Либо использовать звук во время перехода с одной сцены на другую.

Музыка

Есть новостные сюжеты, во время которых, например, музыкальное сопровождение неуместно. Если она звучит естественным образом, то может звучать. Она станет естественным дополнением к истории и передаст аудитории атмосферу события.
Прежде чем «наложить» музыку в сюжет при монтаже, решите, насколько этично ее использовать.

Голоса

Следующий тип звука, который используется в репортажах, — это голос самого журналиста, озвучивающего сюжет.

«То, как мы говорим, произносим слова, влияет на то, каким образом наши слова будут услышаны».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Четыре характеристики голосовой подачи

Громкость — это то, как мы говорим. Во время естественного разговора мы можем повысить голос, чтобы привлечь внимание, или снизить громкость звука, чтобы к нам больше прислушивались. Высота звука — это тон нашего голоса. Меняя его, мы можем делать акценты и привлекать внимание к тому, что мы говорим.

Темп — это то, насколько быстро или насколько медленно мы читаем текст. В обычном разговоре мы говорим с разным темпом: иногда быстро, иногда медленно. Но часто, когда мы начитываем закадровый текст, мы делаем его в одном и том же темпе. Это скучно. Изменение в том числе темпа речи может тоже дать аудитории нужные акценты и привлечь внимание к тому, к чему мы хотим ее привлечь.

Паузы тоже помогают расставить акценты и привлечь внимание. Например, когда репортер рассказывает о пожаре, он говорит: «Вот этот пожар сметает все на своем пути, снова, и снова, и снова». Репортер повторяет одно и то же — снова и снова, — увеличивая паузы между ними. И эти паузы дают более мощное воздействие.

«Мы должны эти техники использовать сознательно, когда мы пишем текст сюжета, когда зачитываем закадровый текст. Очень важно давать себе подышать. Если вы можете дышать во время начитки, вы можете использовать свой голос как богатый инструмент».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Предложения в видеосюжетах должны быть короткими, занимать при чтении три секунды. Тогда у журналиста будет время дышать во время начитки.

Пример работы со звуком

Как использовать звук, чтобы менять наше восприятие, знают кинематографисты. Знают и активно такими приемами пользуются. Попробуйте при просмотре сцены, которая вас пугает, не глаза закрыть, а уши. Скорее всего, вы обнаружите, что сцена не такая уж и страшная.

Журналисты могут использовать те же приемы при работе со звуком. Аудитория воспринимает видеорепортажи не так, как журналист. Что для репортера «интервью, информация, видео и закадровый текст», то для аудитории «начало, середина и конец». И если интервью сочетать не только с картинкой героя, но и другими видеонабросками, для аудитории это будет выглядеть более естественно, она легче воспримет и поймет о чем в сюжете идет речь.

Стэн Хайст на примере сюжета о сгоревшем доме показывает, как звуки помогают расставлять акценты в истории.

«Часто, когда мы думаем о о создании сюжета, мы вроде бы помним о каких-то важных звуках, но упускаем незаметные фоновые звуки, которые создают контекст. Это те приемы, которыми вы можете подчеркнуть, выделить то, к чему вы хотите привлечь внимание аудитории».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

Еще один пример использования звука для усиления картинки — это его отсутствие. Когда началась пандемия, повсеместно стали вводить локдауны, именно отсутствие звуков позволяло показать масштаб возникшей пустоты.

Тишину и отсутствие звуков тоже можно использовать как инструмент для привлечения внимания. Представьте, что вы находитесь в комнате, где работает телевизор. Он может работать фоном, и вы даже не будете обращать на него внимание. Но если вдруг выключится звук, вы посмотрите на телевизор, чтобы понять, что случилось.

Какие есть планы у звука

Мы воспринимаем мир крупным и общим планами. Мы знаем, что такое крупный и общий план у фотографий, аналогичное разделение есть и у звуков. Как картинка крупным планом, так и звук крупным планом дает нам понимание деталей, а картинка общим планом и звук общим планом дают нам представление о перспективе, о ситуации в целом.

В обычной жизни у нас нет зума, которым мы приближаем объекты, чтобы их рассмотреть. Это делает наш разум. Мы этот невидимый монтаж производим внутри головы — с общего плана переходим на крупный, если надо рассмотреть какую-то деталь. Такая же концепция используется и в слухе: наши уши не могут наехать на объект, чтобы его получше расслышать, мы слышим разную информацию, и уже наш разум принимает решение, чему уделить больше внимания.

Стэн Хайст показывает примеры крупного плана у звука, как он привлекает внимание к нужным деталям, даже если картинка перенасыщена предметами. Когда Стэен говорит о звуке крупным планом, это не означает громкий звук. Он может быть тихим, главное — быть единственным.
Когда в тишине тикают часы или слышен треск огня — это крупный план звука. Он помогает сконцентрировать внимание на конкретных деталях. Как записать звук крупным планом? Разместить микрофон к тому звуку, который вы хотите записать, очень близко. Для этого не требуется специального дорогостоящего оборудования, достаточно приблизить смартфон/айфон с включенным диктофоном к источнику звука.

Когда мы слышим, как едет машина — это общий план звука. И он предвосхищает то действие, которое должно произойти. Такие звуки очень здорово работают, они как бы дают преимущество аудитории. И эту возможность многие журналисты при создании сюжетов упускают.

Как слушать, чтобы услышать

То, как слышит ухо, и то, как записывается на девайс, — это разные звуки. Стэн Хайст советует использовать наушники. Быть в наушниках и когда ведется запись, и когда вы прослушиваете, что записали.

Записать хороший звук поможет микрофон. Выбирать технику надо под конкретную задачу. Микрофон для записи интервью, лекции, прямого эфира или сторонних звуков — это разные микрофоны. О технических требованиях к микрофонам сайту sila.media рассказал звукорежиссер Павел Корнеев.

5

Как выбрать микрофон?

Держать микрофон не дальше метра от источника звука, использовать ветрозащиту и держать микрофон (в том числе встроенный в смартфон/айфон) спиной к ветру, советует Иво Бурум, австралийский журналист с 30-летним опытом создания программ для прайм-тайма.
5

Как улучшить качество звука?

Записывать звук на расстоянии 30 сантиметров и окружить себя во время записи мягкими предметами (например, накрыть телефон курткой) советуют радиорепортеры. Улучшить качество звука также поможет защитный экран для микрофона, пушка или обычный носок, натянутый на телефон.

«Еще может помочь просто упражнение — закройте глаза и попытайтесь сконцентрироваться на звуках. Если мы хотим больше представить, что происходит в звуковом мире, нужно закрыть глаза и уделить внимание звукам».

Стэн Хайст

Продюсер телевизионного контента

И всегда нужно быть готовым к тому, чтобы записать хороший звук, потому что как хорошая картинка может появиться неожиданно, так и хороший звук может появиться неожиданно. Особенно это помогает, когда не знаешь, что делать, с чего начать и как уделять внимание звукам.
Над материалом работали
текст: Ольга Бердецкая
дизайн: Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Как выстроить сообщество и заработать на нём

Как выстроить сообщество и заработать на нём

Как выстроить сообщество и заработать на нём

Спецпроект создан на основе онлайн-встречи в Силамедиа клубе с Ариэль Зирульник, исполнительным редактором Membership Guide, руководителем проекта Membership Puzzle фонда Membership in News.

Есть четыре модели финансовых отношений между медиа и читателями.

Подписка

Читатели платят медиа за доступ к информации. Такая модель хорошо работает, если у медиа есть постоянный эксклюзивный, очень высококачественный контент. Аудитория готова регулярно платить деньги и полностью доверяет изданию.

Пожертвования (донаты)

Читатели перечисляют деньги медиа, чтобы поддержать его. Например, потому что из издания уходят рекламодатели (как случилось с несколькими СМИ, признанными инагентами), или у него нет единого спонсора (в лице государства или крупного предприятия) и коллектив хочет рассказывать истории без оглядки на тех, кто платит. Аудитория готова жертвовать медиа на значимую для нее работу, несущую общественное благо. Например, на журналистские расследования.

Краудфандинг

Читатели помогают медиа деньгами разово. Есть проект, для реализации которого нужно финансирование, это финансирование всем миром обеспечивает аудитория. Такая модель хорошо работает, когда есть сильный продукт, есть кампания по продвижению. Краудфандинг помогает протестировать на аудитории некую идею, проверить, насколько она вызывает энтузиазм, кто захочет ее поддержать.

Построение сообщества вокруг медиа (членство)

Читатели не только перечисляют средства медиа, но и готовы его поддерживать экспертным мнением, участием в редакционных проектах. Такая модель требует от редакции максимальной прозрачности — аудитория знает, как работает коллектив, как и на что тратятся собранные средства. А медиа в свою очередь знает свою аудиторию: чем она живет, что ее беспокоит, что мотивирует, — и отвечает на эти запросы. Один из способов построить такое сообщество — ввести членские взносы.

5

Краудфандинг помогает ТВ2 ездить в деревни, про которые мало кто знает и куда сложно добраться

Проект «Экспедиции» томского агентства новостей ТВ2 существует за счет краудфандинга. Собранные деньги тратят на оплату билетов, бензина, на еду.

Журналисты рассказывают об удаленных деревнях и селах, о том, как живут малочисленные коренные народы.

5

«Голод»: почему важно снять документальный фильм

Более 5 миллионов рублей (вместо планируемых трех) собрали на краудфандинговой платформе planeta.ru авторы документального фильма «Голод». В нем они расскажут, как Россия в 1920 году пережила страшный голод.

5

Маленькие СМИ — не значит неинтересные

Шведские общественно-политические газеты распространяются только по подписке. Аналогичный подход используют и к сайтам издания. В открытом доступе находятся только заголовки материалов.

Не обязательно выбирать только одну модель, их можно смешивать, с ними можно экспериментировать: предложить оформить подписку и собирать отдельно деньги на реализацию конкретного проекта. Или предложить на выбор оформить подписку, пожертвования или стать членом медиасообщества.

«Разные люди хотят разного, и мы не можем заставить людей стать членами нашего сообщества. Мы можем только им это предложить. Поэтому те, кто хочет вовлекаться в работу, хочет стать членами сообщества, они ими станут. Те, кто хочет просто платить за контент, они просто платят за контент. Нормально обращаться к аудитории с разными вопросами, использовать разные подходы, задавать разные вопросы».

Ариэль Зирульник

Исполнительный редактор Membership Guide

Кто такая Ариэль Зирульник

Ариэль Зирульник — исполнительный редактор исследовательского проекта Membership Guide, руководитель проекта Membership Puzzle фонда Membership in News. До этого проекта она была директором The New Tropic, местного медиа-стартапа в Майами, который помогал жителям Майами общаться, понимать и исследовать свой город.

Она была иностранным корреспондентом в Найроби, редактором The Christian Science Monitor по Ближнему Востоку.

Ариэль увлечена созданием систем, которые сближают журналистов с сообществами.

Что такое проект Membership Guide?

Membership Guide — это исследовательский проект. Его команда с мая 2017 года по август 2021 года изучала, как модель построения сообщества вокруг медиа помогает этому медиа выжить. Редакции, которые используют такую модель, рассказали команде:

  • как объединяют людей,
  • как взаимодействуют с аудиторий и получают от них обратную связь,
  • какую помощь аудитория готова предоставлять.
  • как меняется редакционная политика,
  • как разрабатывается стратегия,
  • с какими проблемами сталкиваются и как выходят из сложных ситуаций.

Что аудитория хочет от медиа

Читатели готовы «подключаться», в том числе финансово, к медиа, когда оно перестает рассказывать одни и те же истории, когда объясняет что и почему происходит, когда делится эксклюзивным контентом и когда не «навязывает» баннерную рекламу.

Аудитория хочет видеть более глубокую работу над материалами, большей порядочностью (без кликбейтных заголовков и чрезмерно драматичных историй). Хочет видеть цельный продукт, который будет интересно потреблять. И понимать, что ее внимание используют с умом, без излишнего информационного шума.

Команда проекта Membership Guide, после проведенных исследований, выделяет шесть категорий мотивации аудитории.

1

«Я хочу научиться чему-то новому».

2

«Я хочу поделиться своей экспертизой, своими знаниями и умениями. Это дает мне ощущение суперсилы, которую я хочу вложить в дело, которое мне нравится, которое я считаю важным и полезным».

3

«Я хочу иметь голос, я хочу, чтобы меня услышали».

4

«Я хочу быть внутри процесса, хочу, чтобы этот процесс был прозрачным, понимать, как работает медиаорганизация, и хочу быть ее частью».

5

«Я хочу показать свою приверженность медиапроекту, считаю ваше дело важным, нужным, и поэтому хочу быть его частью, хочу в него вкладываться».

6

«Я хочу быть частью чего-то большего, быть частью некоего сообщества, которое делает что-то хорошее, нужное, важное и ценности которого я разделяю».

При построении сообщества вокруг медиа, аудитория ждет от редакции прозрачности

Она хочет получить ответы на вопросы:

  • Если вы меня вовлекаете в свое сообщество и ожидаете от меня финансовой поддержки, то как вы будете этой финансовой поддержкой распоряжаться? На что вы будете тратить деньги?
  • Какие люди работают в редакции? Какое у них образование, какие-карьерные планы? Для чего они делают то, что делают?
  • Какие у редакции приоритеты? За что редакция сражается? Какова редакционная философия и культура?
  • В чем состоит процесс создания журналистского продукта? Почему он стоит столько, сколько стоит?
  • Как редакция реагирует на критику? Как борется с фейковыми новостями?
В пример Ариэль привела историю испанской медиаорганизации El Diario. В начале пандемии редакция разослала своим подписчикам письмо под заголовком «Чрезвычайный план по спасению El Diario». В письме сообщалось, что доходы от рекламы из-за пандемии упали, и редакция хочет спасти издание. Расписали подробно финансовый план по спасению, например, что зарплаты руководящего состава сократят на 10% и что перестроят работу коллектива. Но так как этих мер недостаточно, издание повышает цену на подписку с 60 до 80 евро в год. «Если вы не можете потянуть новую цену подписки, сообщите, пожалуйста, нам, и мы рассмотрим вопрос, чтобы оставить у вас подписку по старой цене».

— Все подписчики согласились с новой ценой, никто не обратился за скидкой. И примерно через полгода у El Diario больше 50% дохода составляли доходы от подписки, — рассказывает Ариэль Зирульник.

«Призывы „Давайте спасем журналистику“ — не работают. Нужно объяснять, в чем ценность журналистики, показывать читателю, зрителю и участнику сообщества, что хорошего вы делаете. Как меняете мир вокруг себя к лучшему, почему это важно и почему хотите, чтобы аудитория в этом участвовала. То есть нужно разъяснять, не допускать по умолчанию, что журналистика — это что-то, что нужно спасти».

Ариэль Зирульник

Исполнительный редактор Membership Guide

Что медиа может получить от аудитории (кроме денег)

Читатели могут стать волонтерами в редакционных проектах, помогать с фактчекингом материалов или модерированием комментариев. Они — источник новых тем, новых историй. Поэтому медиа надо изучить потребности и мотивацию своей аудитории и найти точки соприкосновения с своими потребностями.

Прежде чем создавать сообщество, редакции нужно продумать стратегию и редакционную политику

Для этого ответить вопросы:

  • Насколько глубоко вы хотите вовлекать членов вашего сообщества в свою работу?
  • Насколько готовы к тому, что тесное взаимодействие с читателями, станет частью каждодневной работы?
  • В какие тему вы готовы вовлекать аудиторию в создание контента и редакционные процессы?
  • Насколько близко готовы подпустить к себе и какие редакционные секреты готовы рассказать?
  • Какое сотрудничество можете предложить аудитории?
  • Какой финансовой поддержки ждете от сообщества?
Когда редакция переходит от рекламной модели к построению сообщества и получению дохода от читателей, она должна быть уверена, что готова предоставить высококачественный журналистский продукт, который отличается от других. И важнее не то, сколько человек прочитало один материал, а сколько человек готовы возвращаться к вам снова и снова.

«Очень важно взаимодействовать с аудиторией. Узнавать: даете ли вы им то, в чем они нуждаются? Когда вы спрашиваете у аудитории, что она хочет, вы не даете ей контроль над редакционными решениями. Вы все равно принимаете свои решения, но вносите в них дополнительный фактор, учитываете пожелания и запросы аудитории. И это не означает, что вы даете все, о чем аудитория попросит, — вы учитываете вот эту обратную связь в своих редакционных решениях».

Ариэль Зирульник

Исполнительный редактор Membership Guide

Как создать эффективное медиасообщество

Пять выводов о том, как работает членство и какая мотивация у людей для вступление в сообщества, сделала команда проекта Membership Guide после исследований.
Первый вывод: интересуйтесь жизнью людей

Журналистам необходимо слушать и интересоваться потребностями своей аудитории, «Для журналистов это новая мысль, потому что обычно они интересовались тем, что думают политики, и не всегда интересовались тем, что ждет от них аудитория», — отмечает Ариэль.

Успешным медиа любопытно знать свою аудиторию. Они не боятся запрашивать обратную связь по качеству своей работы, чтобы скорректировать ее под потребности читателей. Успешные медиа знают, чем живут люди, которые их читают, какие у них ценности, что их мотивирует.

Второй вывод: формулируйте ценности

Сообщество — это не про продать некий продукт, это про ощущение общности, про общие идеи и ценности. То, что находится между предложением «Мы дадим вам 20-процентную скидку на наш продукт» и призывом: «Давайте все вместе спасем китов, и, пожалуйста, сделайте нам пожертвование».

В основе сотрудничества не материальная мотивация, а эмоциональная. Когда медиа помогает людям чувствовать себя частью большего, а так, будто они сами по себе.

Третий вывод: налаживайте связи

Люди рассказывали: членство в сообществе помогает им восстановить то, что «поломалось» в современном мире, найти то, что им казалось утерянным.

Успешные организации, которые вовлекают людей в сообщества, пытаются ответить на вопрос: что в нашем мире вышло из баланса, что мы утеряли? И пытаются вернуть это людям. Когда человек чувствует, что у него одного не хватает сил и ресурсов на благое дело, он готов пожертвовать деньги организации, которая это сделает за него или вместе с ним.

Четвертый вывод: привлекайте активных

Важно вовлекать в сообщество разных людей, которые задают на разные вопросы. И успешные медиаорганизации используют гибкие инструменты, чтобы вовлечь людей в жизнь сообщества. Подстраиваются под разные мотивации читателей, под разные интересы. Создают такое пространство, где каждый может найти себе место, согласно своим предпочтениям.

Пятый вывод: поддерживайте обратную связь

Медиа, которые успешно сотрудничают с аудиторией, проявляются здоровый интерес к тому, что читатели о них думают, что и как они чувствуют, какая у них мотивация и что им нужно.

«Модель сообщества очень человеческая. Она возвращает нам человеческий контакт, вовлекает нас в совместные дела и в разделение общих ценностей», — говорит Ариэль.

Чем пожертвования отличаются от организации сообщества?

Пожертвования — это своеобразная благотворительность, когда люди просто приносят медиа деньги, чтобы оно делало свою работу. Это одностороннее взаимодействие.

В сообществе взаимодействие становится двусторонним. Люди не только делятся с медиа финансами, но и получают возможность участвовать в журналистской работе.

5

Я установил на свой сайт форму для сбора денег. Чем мне это грозит?

Насколько эффективно сочетать разные модели?

Смешанная модели лучше работает в крупных организациях. Здесь могут одновременно использовать подписку, собирать пожертвования на журналистские расследования и объявлять краудфандинг под определенные проекты.

Маленьким редакциям совмещать несколько моделей — проблематично, может не хватить ресурсов. Запуск новой модели, по сути, открытие нового бизнеса.

Работа с аудиторией, с сообществом начинается с краудфандинга, когда медиа на одной идее тестирует, пойдут ли за ним люди, будут ли они оказывать поддержку или нет. Если этот шаг будет успешен, можно развиваться дальше.

«Часто сотрудники и руководители медиа боятся просить финансовой поддержки, думают, что никто ее не даст. Часто сотрудники и руководители медиа боятся задавать вопросы аудитории. Нет одного ответа, что сработает, а что не сработает. Не тратьте время на то, чтобы убедить, соберите группу энтузиастов и пробуйте. Начните с какого-то небольшого опроса аудитории — на какие проекты она готова жертвовать, на каких условиях, откликается на ваши призывы или нет. Все глобальные изменения начинаются с небольших шагов».

Ариэль Зирульник

Исполнительный редактор Membership Guide

На какую долю (в процентах) жителей можно рассчитывать, что они подключаться к сообществу?

Примерно 10% от тех, кто читает медиа ежемесячно, могут стать лояльными, возвращающимися читателями.

Примерно 7-15% из этих постоянных читателей могут стать членами сообщества, которые в том числе будут перечислять редакции деньги.

На старте сообщество будет приносить не более 10% от общего дохода редакции. Те, кто развивает такую модель несколько лет такую модель, могут получать от сообщества до 30% дохода.

К таким данным пришла команда Membership Guide после исследования медиасообществ в США и Западной Европе.

Над материалом работали
текст: Ольга Бердецкая
дизайн: Ярослав Чернов

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: