проект

Две редакции из разных регионов объединились, чтобы сделать один спецпроект

Главные редакторы рассказали, как выстраивали работу, выбирали журналистов и готовили итоговый лонгрид.

тысяч просмотров

комментариев

журналиста

Мария Шраменко,
главный редактор портала 74.ru

В редакции есть календарь событий, который мы постоянно отслеживаем. В этом году исполнилось 30 лет самой страшной железнодорожной аварии в истории страны — 4 июня 1989 года на границе Челябинской области и Башкирии взрывом газа уничтожило два пассажирских поезда. Один шел из Адлера в Новосибирск, второй — в обратном направлении.

Примерно за полтора месяца до трагической даты стало понятно, что надо сделать серьезный спецпроект. Я связалась с главным редактором новосибирской редакции NGS.ru Александром Агафоновым, предложила совместно тему осветить, он согласился. Наши редакции являются частью одного холдинга («Сеть городских порталов», Hearst Shkulev Digital), поэтому скоординироваться было не трудно.

Журналист новосибирской редакции работала с героями. Наш журналист тоже работал по героям и выступал «паровозом», который все сводил в единый текст, прорабатывал единую концепцию спецпроекта.

Александр Агафонов,
главный редактор портала NGS.ru

Раньше мы эту трагедию не освещали. Были отдельные заметки, но такого мощного спецпроекта по теме не делали.

Как выбирали журналистов для работы над проектом

От челябинской редакции над проектом работал Артем Краснов. Помимо того, что он высокопрофессиональный журналист, редактор раздела, он еще тонко чувствующий человек. На мой взгляд, именно он мог (и смог) максимально глубоко, но без перегибов передать эмоции и чувства героев.

В нашей редакции около 20 журналистов и у каждого своя специализация. Анна Богданова — журналист, который лучше умеет общаться с людьми, герои ей больше доверяют и охотнее рассказывают подробности. Это человек, который умеет хорошо слушать и разговорить героев. Поэтому, когда мы с Марией Шраменко обсуждали спецпроект, я сразу понимал, что поручу работу над темой именно Анне Богдановой.

В проекте использованы архивные фотографии, в том числе эксклюзивные, которые ранее нигде не публиковались.

Как работали над проектом

С главным редактором челябинской редакции обсудили, каким должен быть спецпроект, какие нужны фотографии и какое видео, какие эмоциональные крючки нужны в тексте. Накидали совместный план, расписали, кто за что отвечает в лонгриде.

Мы взяли на себя часть по поиску героев, которые были в тех поездах. Поиск героев не составил большого труда, редакция NGS.ru в принципе специализируется на поиске интересных людей, интересных историй. У нас есть отточенные механики. Эта работа заняла 3–4 дня. В итоговый проект попало 4 героя из Новосибирска из 6, с которыми общался наш журналист.

Над спецпроектом работали ответственные журналисты, которых не нужно контролировать. Мы с Александром обсудили спецпроект, составили единый список вопросов для героев — было 7 емких блоков, и выставили дедлайн для журналистов.

Но прежде чем приступить к поиску героев, стало понятно, что историю нужно визуализировать. Сложно рассказывать на словах, как и из-за чего произошла авария, лучше это показать. Поэтому мы подключили еще и дизайнера из редакции E1.ru (также входит в «Сеть городских порталов») в Екатеринбурге, чтобы сделать видеографику. Артем Краснов изучил все детали аварии, цифры, составил техзадание для дизайнера, и вместе они обсудили, как видеографика будет выглядеть.

Видеоинфографику для проекта создал дизайнер Е1.ru Пётр Гиндин

Как работали с героями

Нам было достаточно сложно — все журналисты, в том числе и федеральные, когда пишут про эту железнодорожную аварию, часто выбирают именно героев из Челябинска. Многие просто устали от внимания СМИ, от одних и тех же рассказов. Не все, к кому мы обратились, согласились говорить. Кто-то категорически отказывался. Кто-то брал паузу, чтобы подумать, и потом отказывался. Некоторые из тех, кто соглашался, просили дословно вычитать часть текста про них или чтобы их формулировки не меняли. И мы шли на это с понимание.

История, которой посвящен спецпроект, — непростая. С героями работали максимально деликатно, шла очень тонкая работа. Мы не могли проявить напористость или оказать давление на героев, не могли допустить, чтобы наша публикация кого-то ранила.

Как готовили итоговый материал

Еще на этапе обсуждения я заняла категоричную позицию — новосибирская редакция присылает нам черновой материал и больше не вмешивается, структуру собирает самостоятельно Артём Краснов. Не потому, что я не доверяю коллегам, нет, — в NGS работают профессионалы высочайшего класса. Но я знала, если на Артёма начнется давлении от соавторов, то он не сможет поработать тему. Ему цельно нужно погрузиться в историю, чтобы создать канву, которая будет держать внимание читателя до конца.

Журналист из Новосибирска прислала нам стенограммы разговоров с героями, фотографии и черновое видео. Ребята собрали невероятно глубокий массив информации: не только нашли героев, но и сумели действительно раскрыть их, а это очень непростая психологическая работа. Кроме того, они раздобыли уникальные архивные фотографии, которые ранее не публиковались.

Артем, когда увидел, какой объем информации собрали в Новосибирске, схватился за голову. Он день посидел над материалами и сказал: «Я впадаю в депрессию». Ему предстояло собрать единый текст из разных кусочков, убрать повторы — почти все герои вспоминали момент взрыва примерно одинаково.

K

При составлении текста важно было никого из героев не обделить вниманием, не ущемить в передаче их эмоций и чувств.

Еще один важный момент в таких больших проектах — сверстать текст так, чтобы читатель хотел погрузиться в эту большую историю и дочитал до конца. Важно было рассчитать появление видеографики, фотографий, видеоролика, информационной справки таким образом, чтобы читатель не уставал, чтобы получал дополнительный контент, кроме текста, ровно тогда, когда надо передохнуть от чтения.

Над спецпроектом работали два разных журналиста, его смотрели два разных редактора, которые по-разному смотрят на текст. Но коллеги взяли на себя большую часть работы по сведению спецпроекта, мы только совместно отшлифовали материал.

Реакция аудитории

Просмотров у спецпроекта много, но цифры для нашего сайта не запредельные. Это крепкая четверка.

Если честно, я знала, что спецпроект будет хорошо читаться и его будут активно комментировать. Масштаб трагедии такой, что пройти мимо невозможно. Второй момент — исполнение. Когда я прочитала ещё черновой материал от обоих журналистов, поняла — всё получилось, люди раскрылись, через боль вспоминая о произошедшем 30 лет назад. Уже тогда стало понятно, что широкая аудитория примет этот спецпроект. А главное, стало понятно, что он действительно нужен.

Такой объемный спецпроект на два региона мы делали впервые. Нам понравилось, при случае обязательно повторим этот опыт.

Над материалом работала
Ольга Бердецкая

Иллюстрации:
скриншоты проекта
«В больнице всё просила зеркало, сказали — не надо»: участники Ашинской катастрофы — о жизни после

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!