проект

Бумажные дома

ссылка на проект 

авторы

Сергей Маркелов

финансирование 

Сергей Маркелов

В 2013 году журналисты карельского телеканала сняли сюжет о женщине, которая 11 лет «живет» в несуществующем доме: ее выселили из аварийного жилья, дом снесли, а новой жилплощади не предоставили. Через два года героиня сюжета разыскала журналиста и попросила помочь, потому что квартиру ей так и не дали. Сергей Маркелов в одиночку провел журналистское расследование и опубликовал лонгрид, вобравший в себя видео, аудио и фото.

аудиофайла

видеосюжета

сканов документов

Сергей Маркелов
журналист—фрилансер

 

Этой истории, как и моему знакомству с Ольгой Бухта — героиней проекта — несколько лет. Первый сюжет о ней я сделал в январе 2013 года, когда работал на телевидении. Человека выселили из аварийного дома, сам дом снесли, а прописка в паспорте осталась. Еще тогда мы с коллегами удивлялись, как это можно «жить» на пустыре? Сделали сюжет, взбодрили администрацию и уехали. Через несколько дней я об этой истории забыл, хотя несколько раз и порывался позвонить, чтобы узнать, как у нее дела.

Два года спустя, Ольга снова обратилась ко мне с той же просьбой — помочь, потому что никакого позитивного продолжения даже после вмешательства журналистов, история не получила. Взялся снова.

Целью расследования было не решение конкретного квартирного вопроса. Куда важнее было показать, насколько в нашей стране юридический, бюрократический пласт разнится с реальностью и похож, скорее, на какую-то жизнь из кафкианского «процесса», поскольку и тот, и другая абсурдны.

Героиня истории и ее семья 11 лет живут на съемной квартире

В этот раз решил сделать лонгрид. Тем более, что буквально накануне познакомился со сторителлингом на семинарах — сначала в Чехии, потом — в Швеции, затем учился продвижению лонгридов в «Теплице социальных технологий». На тот момент (август 2015 года) это был первый лонгрид в Карелии, и наше СМИ — интернет-газета «СТОЛИЦА на onego.ru» под этим слоганом его и продвигало.

Работал один. То есть вообще один: и видео, и фото, и аудио, и сканы, и тексты делал сам, а потом собрал всё на коленке с помощью Тильды.

Воспользовался лишь сюжетом двухлетней давности, который мы с оператором делали для ТВ. К платформе тоже пришлось привыкать: разбирался, адаптировал, и в итоге по условиям ресурса подписался на него на месяц, чтобы разместить свой контент и привязать страницу к адресу нашего сайта. На конечном этапе мне уже помогали программисты.

«Бумажные дома» — мой личный социальный проект. У него не было финансирования, даже подписку на Тильду оформлял за свои деньги. Но мне было важно, во-первых, опробовать новый жанр, а во-вторых, всё-таки дать продолжение этой не совсем обычной и интересной с журналистской точки зрения истории жизни целой семьи на пустыре. Потому что это важно — дать высказаться тем, у кого нет силы.

Сейчас понимаю, что если бы делали его командой, получилось бы лучше и профессиональнее. Следующий свой лонгрид я уже делал с учетом этого опыта.

Продвижением проекта мы специально не занимались. На стартовой странице был вывешен баннер-анонс. Именно он и позволил нам посчитать, какой интерес пользователей вызвала тема. Дня за три он набрал пять тысяч просмотров.

Сейчас темой занимается уполномоченный по правам ребенка в Карелии Оксана Старшова, к которой мы и героиня нашего лонгрида обратились за помощью.

Иллюстрации:
фото автора

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!