проект

«Когда пришел Наполеон»

ссылка на проект

авторы

ТАСС

финансирование

ТАСС

Что на самом деле погубило великое войско Наполеона — русская зима, грезы полководца о мировом господстве или гений Кутузова? Спецпроект ТАСС с помощью интерактивной карты, инфографики и старой доброй научной библиотеки интересно раскрывает эпизод из школьного учебника истории.

человек

недель работы

тысяч просмотров

Идея и цели проекта

Журналисты ТАСС задумали этот спецпроект за пару месяцев до исторической даты — 205-летия победы в войне 1812 года. Руководитель студии инфографики ТАСС Алексей Новичков предложил реконструировать карту Минара — того самого француза, который еще в XIX веке визуализировал результаты русского похода Наполеона.

Карта Минара, с которой начинается проект «Когда пришел Наполеон»

«1869 го­ду фран­цуз­ский ин­же­нер Шарль Жо­зеф Ми­нар, на­ходясь на пен­сии, соб­рал сви­детель­ства сов­ре­мен­ни­ков и соз­дал кар­ту-схе­му рус­ско­го по­хода На­полеона, ко­торая наг­лядно по­казы­вает по­раже­ние Ве­ликой ар­мии. По дан­ным Ми­нара, за 197 дней вой­ны её чис­ленность сок­ра­тилась с 422 ты­сяч до 10 ты­сяч че­ловек. Дей­стви­тель­но ли в 1812 го­ду фран­цуз­ский им­пе­ратор по­терял свы­ше 90% своего вой­ска? И ес­ли да, то как и по­чему это произош­ло? Не­кото­рые от­ве­ты на эти воп­ро­сы Ми­нар за­коди­ровал в циф­рах и тол­щи­не ли­ний: так­ти­чес­кие ошиб­ки, пос­пешно при­нятые ре­шения, из­ну­ряющие пе­рехо­ды, без­ре­зуль­тат­ные сра­жения и су­ровый кли­мат».

1812.tass.ru

Если обычно инфографика — это данные, извлеченные из истории, то тут мы запустили обратный процесс: извлекли историю из данных. Когда мы начали работать над материалом, то внезапно осознали его драматичность: ведь линии, нарисованные Минаром, уменьшаются не просто так.

«1869 го­ду фран­цуз­ский ин­же­нер Шарль Жо­зеф Ми­нар, на­ходясь на пен­сии, соб­рал сви­детель­ства сов­ре­мен­ни­ков и соз­дал кар­ту-схе­му рус­ско­го по­хода На­полеона, ко­торая наг­лядно по­казы­вает по­раже­ние Ве­ликой ар­мии. По дан­ным Ми­нара, за 197 дней вой­ны её чис­ленность сок­ра­тилась с 422 ты­сяч до 10 ты­сяч че­ловек. Дей­стви­тель­но ли в 1812 го­ду фран­цуз­ский им­пе­ратор по­терял свы­ше 90% своего вой­ска? И ес­ли да, то как и по­чему это произош­ло? Не­кото­рые от­ве­ты на эти воп­ро­сы Ми­нар за­коди­ровал в циф­рах и тол­щи­не ли­ний: так­ти­чес­кие ошиб­ки, пос­пешно при­нятые ре­шения, из­ну­ряющие пе­рехо­ды, без­ре­зуль­тат­ные сра­жения и су­ровый кли­мат».

1812.tass.ru

Если обычно инфографика — это данные, извлеченные из истории, то тут мы запустили обратный процесс: извлекли историю из данных. Когда мы начали работать над материалом, то внезапно осознали его драматичность: ведь линии, нарисованные Минаром, уменьшаются не просто так.

Это последствия «менеджерских» ошибок Наполеона, которые стоили его армии десятки тысяч жизней. И мы решили рассказать об этом. Так и получился наш гибридный проект: смесь интерактивной карты, скрупулезного фактчекинга и лонгрида.

K

«Мы показали, что Наполеон не горел желанием завоевать всю Российскую империю, а русская зима — не самая большая проблема французского войска»

Думаю, основной целью было освежить взгляд на привычную историю. Обычно всё, что мы помним о войне 1812 года — это мечты Наполеона о мировом господстве, гениальность Кутузова, и то, что «генерал мороз» молодец. Мы показали читателям, что всё не так просто: Наполеон вовсе не горел желанием завоевать всю Российскую империю, Кутузов включился в войну на одном из поздних ее этапов, а русская зима — не самая большая проблема французского войска.

Антон Мизинов,
дизайнер и разработчик

Может быть это не очевидно, но я вижу несколько важных моментов в проекте.

Мы показали реальный маршрут основных сил Наполеона на современной карте. Вы можете увидеть, проходили ли войска, например, через ваш родной город или деревню, и посмотреть, где произошли основные сражения и ключевые события войны 1812 года. Я считаю, что это важный момент с точки зрения вовлеченности читателя.

Инфографика в проекте показывает соотношение данных о численности войск и потерь по версии Минара и современных историков

История как наука не стоит на месте: с момента создания Минаром своей карты многое успели уточнить и скорректировать. В нашей работе мы использовали более точные данные по потерям и численности войск. К тому же работа Минара — это взгляд только с одной стороны, мы же старались учитывать точки зрения как французских, так и российских исследователей.

«В сред­нем за каж­дый час Бородинской бит­вы с обеих сто­рон по­гиба­ло око­ло 2500 че­ловек. По ито­гам сра­жения по­тери Ве­ликой ар­мии сос­та­вили око­ло 30 ты­сяч че­ловек, в том чис­ле прак­ти­чес­ки вся ка­вале­рия. По­тери рос­сий­ской — от 40 ты­сяч до 50 ты­сяч че­ловек, в их чис­ле князь Баг­ра­тион, по­лучив­ший смер­тель­ное ра­нение во вре­мя боя».

1812.tass.ru

И конечно же, мы постарались объяснить причины, по которым на карте Минара уменьшается толщина линий (гибнут французские солдаты). Это далеко не всегда понятно и очевидно. Мы показали на карте основные события, повлиявшие на численность войск Наполеона, и рассказали о них в основном тексте. Думаю, благодаря этому у читателя сложится более целостное представление о происходившем в то время.

Команда

Кристина Недкова

У нас уже сложившаяся команда. Часть людей работает над поиском данных и историей, часть — над визуальным воплощением и разработкой. Над этим проектом со стороны ТАСС работали два редактора (я и Сабина Вахитова), дизайном и разработкой занимались Антон Мизинов, Анастасия Зотова и Глеб Тржемецкий, переводом — Андрей Старков. Но, если честно, в нашем случае каждый соавтор проекта в той или иной степени выступал и как его редактор. Поиском и проверкой данных занимались абсолютно все.

Михаил Голенищев-Кутузов                                                                                           Наполеон I Бонапарт

Михаил Голенищев-Кутузов

Наполеон I Бонапарт

Как правило, приглашенными специалистами являются только внешние эксперты. Под каждый проект мы ищем своего специалиста. В данном случае им стал Александр Валькович, президент Международной военно-исторической ассоциации. Именно он помог нам выбрать из десятков тысяч книг о войне 1812 года просто десятки книг, и проверил на точность все цифры, приведенные в проекте (пожалуй, одна из самых сложных и скрупулезных составляющих работы). Он так же помог нам подобрать портреты военачальников, соответствующие описываемому времени. Так что у нас в проекте и Наполеон и Александр I выглядят именно так, как они выглядели к моменту начала боевых действий.

Антон Мизинов

На старте над проектом работали редакторы Кристина и Сабина и дизайнер. Дальше по мере необходимости подключались дополнительные силы. В какой-то момент к работе с картами присоединилась Настя Зотова: вместе с редакторами она вычитывала дневники участников событий и другие источники, чтобы максимально точно восстановить маршрут основных сил Наполеона. Позже в работу включился Глеб Тржемецкий — так мы решили техническую задачу с картографическими данными.

Работа над проектом

Кристина Недкова

 

Активная работа над проектом велась около двух месяцев. Очень напряженных месяцев. На стадии поиска информации мы с Сабиной провели в Российской государственной библиотеке все майские праздники.

Мы часто находили интересную фактуру. Например, историю о том, как правительство Российской империи вложило крупную сумму в создание боевого аэростата (!), при помощи которого планировалось разбить армию Наполеона.

K

«В работе редактора самое сложное — уметь вовремя отказаться от части добытого материала»

Но основная сюжетная линия не позволяла добавить эту деталь: изложение стало бы перегруженным. Так что от многого приходилось отказываться. Наверное, в работе редактора самое сложное — это уметь вовремя отказаться от части добытого материала, даже если ты потратил на его поиск достаточно много времени.

Интерактивная карта на основе сервиса mapbox

Сабина Вахитова,
редактор инфографики

Благодаря помощи Александра Вальковича мы остановились на нескольких источниках. После понимания (и принятия) того, что в открытом доступе эти редкие книги мы не найдем, мы с Кристиной обратились к самому очевидному источнику — Российской государственной библиотеке. В определенный момент мы стали проводить в читальном зале больше времени, чем в офисе. Большую часть моего рабочего времени заняла работа со статистической информацией: диспозицией, потерями с каждой стороны на всех этапах войны, точными датами каждого события. Рассказать интересную историю и при этом не перегрузить ее цифрами — непростая задача.

«По сви­детель­ствам сов­ре­мен­ни­ков, мо­розы не бы­ли та­кими уж су­ровы­ми. Сог­ласно ис­сле­дова­нию-Де­ниса Да­выдо­ва (од­но­го из ко­ман­ди­ров рос­сий­ско­го пар­ти­зан­ско­го дви­жения), за вре­мя пе­рехо­да ар­мии На­полеона от Мос­квы до Бе­рези­ны тем­пе­рату­ра не опус­ка­лась ни­же от­метки -17 °С».

1812.tass.ru

Например, с самого начала работы над проектом мне было интересно собрать статистические данные о погодных условиях в России 1812 года. На уроках истории я часто слышала о «генерале морозе» и суровой русской зиме. Посмотреть на конкретные цифры и увидеть доказательства — это совсем другое. Нам удалось найти архивные записи нескольких обсерваторий, в которых были собраны результаты наблюдений за погодой того времени. Но когда мы попытались построить график температур, то оказалось, что полная картина по интересующему нас периоду не складывается. С большой грустью от этой визуализации пришлось отказаться.

Инструменты, трудности и вызовы

Антон Мизинов

Программная разработка проекта шла с самого начала, параллельно с исследованием, которое проводили редакторы. Задача стояла не типовая — показать схему в 3D, поэтому пришлось изучить несколько возможных путей решения: leaflet, google maps, mapbox. В итоге выбрали mapbox: у этого сервиса достаточно широкие возможности по настройке и управлению картой — это и привлекло. За два месяца успели сделать практически всё, что задумали.

Типичная сложность для разработчика — оптимизация проекта для работы на разных платформах с разной производительностью и разными размерами экрана. Представьте, вы дописали код и всё у вас работает, но есть еще старые медленные компьютеры, есть всевозможные мобильные устройства и т. д. и т. п. Пришлось попотеть, чтобы всё заработало на приемлемом уровне. К сожалению, оптимизировать проект для всех возможных устройств и браузеров — практически невыполнимая задача. Приходится чем-то жертвовать, исходя из сроков и целесообразности.

Проект был довольно сложный, так как всю информацию приходилось собирать по крупицам и ещё сто раз перепроверять. Плюс надо было за день освоить новый софт — картографический редактор QGis.

Проще всего было делать карту Европы 1812 года и карту Российской империи: просто муторная и кропотливая работа с нанесением границ в QGis. Маршрут Наполеона я перерисовывала с нуля три раза: только всё доделаешь, как тут же находятся новые «правильные» данные, и нарисованное им уже не соответствует. В референсах лежало около десяти разных карт российской кампании Наполеона, где маршруты наступления вообще не совпадали. Пришлось закопаться в дневники участников войны и искать названия населенных пунктов и даты.

Коричневая динамическая линия — наступление Наполеона, серая — отступление

Помимо маршрутов армий я выискивала на старинных картах тех лет расположение древних трактов и переправ, несуществующие на данный момент деревни и места сражений. Дороги тогда шли иначе, чем сейчас, за 200 лет появилось много новых направлений, широких и прямых шоссе, и многие тракты оказались заброшены и заросли лесом.

В отдельных случаях пришлось чуть ли не с лупой изучать спутниковые снимки. К сожалению, все эти недели ковыряния в картах в проекте практически не заметны, масштабы проделанной работы сможет понять только историк.

K

«Маршрут Наполеона я перерисовывала с нуля три раза: только всё доделаешь, как тут же находятся новые „правильные“ данные»

Сабина Вахитова

Еще войска Наполеона не выступали единым фронтом, часто армия под его непосредственным командованием находилась далеко от основных сил. Это побудило нас сразу откинуть часть данных (так, например, мы не следили за Правым крылом армии французов и не рассматривали события на юге Российской Империи) и сконцентрироваться на перемещениях самого императора и левого крыла его войска.

Кристина Недкова

Было довольно трудно синхронизировать карту с сюжетной линией. Всем приходилось включать не только редакторский, но и режиссерский подход. Чтобы грамотно спланировать раскадровку, содержание каждого «эпизода» и переходы между ними.

Элементы верстки позволяют сделать «скорость» текста и движения войск по карте соразмерным

Иногда сталкивались с тем, что текстовый контент был несоразмерен скорости движения войск Наполеона: линии могли перемещаться по карте очень медленно, в то время как глава лонгрида была относительно короткой и не успевала занять всё «эфирное время». Но вроде бы мы успешно справились с этой проблемой. Где-то добавив деталей в повествование, где-то — ускорив движение линии.

Ожидание реакции VS реальность

Кристина Недкова

Если честно, ожидать от аудитории какой-то определенной реакции было сложно. Наш предыдущий исторический проект о Ледовом побоище вызвал оживленную дискуссию: было много отзывов, как хороших, так и не очень.

Было ясно только одно: читателям интересны исследования на исторические темы. «Наполеон» в этом плане не оказался исключением. Многие назвали проект интересным и взвешенным. А значит, мы не отклонились от поставленных целей.

K

«„Наполеон“ показал, что лонгрид не умер. Как формат он подходит не для каждой темы, но как жанр вполне жив»

Еще мы поняли, что лонгрид не умер. Как формат он определенно не подходит для каждой темы. Но как жанр он вполне жив. «Наполеон» это доказал.

Я думаю, мы не только достигли цели, но даже шагнули чуть дальше. Мы не ожидали, что проект заинтересует западную аудиторию. Причем до такой степени, что мы получили золото Information is beautiful.

После церемонии награждения иностранные коллеги часто говорили нам, что было интересно узнать российский взгляд на войну 1812 года. Хотя изначально в проекте мы как раз старались отойти от привычного отечественного «школьно-учебного» взгляда на эту войну, показав историю глазами войска Наполеона.

Но получилось хорошо, в любом случае.

Выводы, планы на будущее

Кристина Недкова

Думаю, знай все трудности заранее, мы бы заложили на подготовку чуть больше времени. Планы — совмещать и властвовать. Будем активно пробовать новые форматы. Ну и мы планируем продолжать активно работать с космосом. Пожалуй, для нас это вторая по популярности тема — после исторических проектов. В этом году будет несколько крупных юбилеев, связанных с космическими исследованиями. Постараемся подготовить что-нибудь интересное.

Совет от авторов:

При подготовке проекта обязательно закладывайте время на рисерч (как показала практика, это одна из самых трудоёмких частей). Изначально при составлении ТЗ большую часть времени мы отвели на литературную обработку текста, визуализацию, разработку и составление маршрута. Казалось, что с поиском и проверкой данных не возникнет особых проблем. Мы думали, что 1812 год — довольно попсовая тема и фактуры по ней много. Мы ошибались. Думаю, если бы мы изначально заложили хотя бы пару недель просто на работу с информацией, это позволило бы нам работать в более щадящем режиме.

Над материалом работала
Маргарита Логинова

Иллюстрации:
скриншоты мультимедийного проекта «Когда пришел Наполеон»

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!