проект

Диагноз:
военный журналист

ссылка на проект

авторы

Софья Шлёмина
Екатерина Кузина
Елизавета Простенко

финансирование

не требовалось

Студентке журфака МГУ Софье Шлёминой дали задание по мультимедийной журналистике: создать лонгрид с интерактивными элементами. Она рассказала, как сверстать проект за ночь и почему рядом с военкорами чувствуешь себя «маленькой девочкой».

человека

недели

тысячи просмотров

Софья Шлёмина,
автор идеи, студентка МГУ, журналист

«Диагноз: военный журналист» мы делали с Лизой Простенко и Катей Кузиной — в прошлом году мы сработались, когда создавали лонгрид о собачьих приютах. С третьего курса мы учимся на разных кафедрах, но это не помешало нам снова работать вместе.

В выборе темы мы были абсолютно свободны: кто‐то писал про путешествия в Исландию, кто‐то — про киберспорт, а мы решили рассказать о военкорах. Мы изучали курс о журналистике в экстремальных ситуациях, нам рассказывали, как работают в зонах чрезвычайных положений, горячих точках, но о профессии преподаватели говорили обезличенно. Тогда же я прочитала книгу «Территория команчей» испанского военного репортера Артура Переса‐Реверте, который, напротив, профессию романтизировал.

Софья Шлёмина: «Герои подтверждают: военная журналистика — диагноз, зависимость. Такую работу не отодвинешь на второй план. Хорошо это или плохо — каждый решает сам»

Я захотела узнать и рассказать сверстникам и всем заинтересованным людям, что собой представляет военный журналист в жизни, чем он занимается, как относится к своей работе. Катя и Лиза поддержали мою идею.

Одна бессонная ночь

Мы распределили обязанности: я брала интервью и писала тексты, Лиза фотографировала, Катя снимала и монтировала видео. Лиза смогла присоединиться к нам только в конце полевой работы, так что сначала снимать героев приходилось нам с Катей. Когда мы настраивали технику перед интервью с Геннадием Хамельяниным, фотокорреспондентом ТАСС с большим стажем, он спросил о параметрах камеры — я о таких даже не слышала, было неудобно.

Бэкстейдж проекта

Ближе к дедлайну все обязанности смешались. Всю верстку, включая нулевые блоки (Zero Block, примечание редакции), мы сделали в ночь перед сдачей проекта: сидели в круглосуточном кафе у журфака и втроем верстали, монтировали видео, дописывали тексты. Сейчас это кажется романтичным и забавным, но в тот момент было не до смеха, я даже пару раз расплакалась — тема серьезная, не хотелось ударить в грязь лицом и опубликовать плохой материал.

Поиск героев и крах концепции

Найти обоих героев проекта — военкора «Комсомольской правды» Александра Коца и бывшего военного фотокорреспондента ТАСС Геннадия Хамельянина — помогли преподаватели МГУ.

Александр Коц рассказывает о случайной командировке в Чечню

Мы планировали провести с военкорами три дня: на первой встрече мы бы беседовали о работе, на второй — о друзьях и коллегах, а на третьей — о семье и личной жизни. Хотели, чтобы читатели постепенно узнавали каждого героя материала не только как профессионала, но и как человека. Однако Коц и Хамельянин не согласились встречаться третий раз, и концепцию пришлось изменить.

«Рядом с ними чувствуешь себя маленькой девочкой»

В проекте мы рассказали две истории: Геннадия Хамельянина, который всю жизнь занимался фотографией и давно на пенсии, и Александра Коца — он недавно вернулся из командировки в горячую точку.

С Александром мы встречались в редакции «Комсомольской правды». У них шла летучка, но военкор уделил нам время, провел экскурсию по всем этажам редакции. Свои впечатления мы описали в лонгриде, придерживаясь репортажной стилистики.

С Геннадием общались у него дома. Разговор длился несколько часов: под конец беседы в диктофонах закончилось место и разрядились камеры. Геннадий очень эксцентричный: громко смеется, может повысить голос, когда рассказывает истории из жизни. Впрочем, в таких историях без эмоций не обойтись.

Геннадий Хамельянин рассказывает о самых опасных командировках и дает советы начинающим военкорам

Разговоры были непростыми. Когда человек рассказывает о войне, показывает фотографии — это всегда тяжело. Плюс, Геннадий — очень сильная личность, трудно выдержать его взгляд. Рядом с такими людьми чувствуешь себя маленькой девочкой.

Карта горячих точек

Мы хотели сделать минималистичный лонгрид. Карты с горячими точками, в которых побывали наши герои, — единственный интерактивный элемент в проекте.

Из карт можно узнать, в чём заключалась работа героев на протяжении десятков лет. Сделать их было несложно, уложились в четыре часа: Гугл Карты — очень податливый ресурс. Мы узнали у военкоров обо всех точках, в которых они работали, провели фактчекинг и добавили все метки на карту.

Если нажать на метку, на карте высветится информация о конфликте, который происходил в этом месте

Чтобы структурировать информацию, мы решили присвоить горячим точкам разные значки на карте. «Взрывом» отмечали вооруженные конфликты и войны, «пистолетом» — террористические акты. На карте Александра Коца есть еще значок, похожий на кардиограмму — так мы обозначили землетрясение на Гаити.

Фидбэк: молчаливый перепост

Проект прошел тихой волной. Герои материала не поделились с нами мнением о проекте. Геннадий перепостил ссылку в социальных сетях без комментариев.

Сейчас я бы многое сделала по‐другому. Думаю, что мы «не дожали». Я бы написала более глубокие тексты, но без излишнего романтизирования профессии военкора. Думаю, такой материал привлек бы больше читателей. Еще я бы изменила верстку, добавила больше текстовых интервью — видео получились потрясающими, но не думаю, что читатели посмотрели каждое из них. И всё‐таки хочу воплотить в жизнь изначальную концепцию: три дня, один герой и полное погружение в жизнь военного журналиста.

Работа над проектом заняла три недели, включая поиск героев, интервью и верстку

Читатели, как и герои, почти не комментировали лонгрид, репостили молча. Один из знакомых объяснил мне, что проект эмоционально тяжело воспринимается. Моя мама сказала: «Не зря я была против! Ужасная тема, страшно читать!» Я понимаю: читать про плохое людям не хочется, но социальные темы необходимо освещать. И если найдется хоть один человек, которому проект оказался полезным, — наша миссия выполнена.

Совет

Ищите героев через знакомых — люди охотнее идут на контакт, если у вас уже есть что‐то общее.

Реалистичнее оценивайте свои возможности. Если вы не готовы взяться за проект прямо сейчас, отложите тему, дайте себе время: позже вы сделаете отличный материал, так как морально к нему подготовитесь и соберете больше информации.

Над материалом работала
Анастасия Палихова

Иллюстрации:
скриншоты проекта
«Диагноз:
военный журналист»,
фото авторов проекта

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Читайте также

Понравился материал? Вы можете поделиться им со своими коллегами и друзьями: