проект

Право на город: Золото Вёлса.
Как велось расследование про золотодобычу в охранной зоне заповедника

ссылка на проект

авторы

Андрей Дербенёв,
редакторы:
Анастасия Сечина,
Владимир Соколов

«Право на город. От общественного расследования к общественному участию» — проект фонда «Так, так, так», в рамках которого журналисты из разных регионов России ведут расследования локальных проблем, вовлекая в эту работу активистов, юристов и экспертов. Первое расследование проекта — текст «Золото Вёлса», опубликованный на пермском портале 59.ru.

год работы

человека в команде

тысяч просмотров на апрель 2022 года

Андрей Дербенёв,
автор проекта, журналист-фрилансер

Расследование «Золото Вёлса» было опубликовано в январе 2022 года. В нём раскрываются планы изменить охранную зону Вишерского заповедника (своеобразный «буфер» вокруг ООПТ) ради разработки золотоносного месторождения. Я разбирался, откуда эти планы взялись, кто за ними стоит, какой ущерб нанесёт заповеднику разработка месторождения и поможет ли она экономике Красновишерского района.

Почему занялся темой

Хотелось обратить внимание жителей и экологов-активистов на проблему золотодобычи рядом с заповедником, открыть скрытую от них информацию об изменении охранной зоны.

При промышленной добыче золота на заповедных и близких к заповедным территориях создается угроза изменения ландшафтов, загрязнения рек, гибели рыбы и животных, в том числе — краснокнижных видов. Аукционы, разработка месторождений и изменение охранных границ проводится без достаточного информирования местных жителей об этих последствиях.

Гипотеза

Одной из гипотез было то, что лицензедержатель пролоббировал изменение охранной зоны, чтобы вырезать из неё месторождение. Железобетонных доказательств этого нет, то есть косвенные. Так, золотодобытчики (UDS golden group) приобрели компанию, владевшую лицензией на разработку месторождения в охранной зоне, именно тогда, когда началась работа над новым проектом охранной зоны заповедника.

Ещё один аргумент — переписка директора заповедника с Департаментом по недропользованию по Приволжскому федеральному округу. В ней руководство заповедника запрашивает документы, необходимые «для исключения из проектируемой охранной зоны заповедника „Вишерский“ площадей месторождений золота».

Также мы предполагали, что добыча россыпного золота нанесет ущерб рекам, обитающему в реках хариусу, краснокнижному тайменю, а также краснокнижным видам растений. Эту гипотезу подкрепили эксперты, представляющие горнодобывающую промышленность, научную общественность и экологические организации.

Технологии сбора информации
Первоначальную информацию (переписку, которая указывала на планы по изменению охранной зоны) мы получили от доверенного источника. Дальше работали с открытыми источниками, отправляли запросы, говорили с экспертами, а также съездили в Красновишерск и побеседовали с несколькими местными жителями.
 

  • Открытые источники. В частности, в открытом доступе был размещён ряд документов заповедника, в них мы нашли информацию о редких и краснокнижных животных и растениях. Также в открытом доступе были опубликованы итоги исследования сотрудниками Естественнонаучного института подобного прииска — Сибиревского. Ученые зафиксировали в пробах воды значительные превышения ПДК взвешенных веществ, железа, аммония. В открытом доступе также были решения судов, которые мы упоминаем в публикации. Часть информации была открыта на официальном сайте золотодобывающей компании.
  • Запросы. Отправляли запросы в Министерство природных ресурсов и экологии РФ, Министерство природных ресурсов Пермского края, Роснедра, UDS golden group, Центр занятости населения Красновишерского городского округа, дирекцию заповедника «Вишерский». Ответили не все, но часть важной информации благодаря запросам мы всё же получили. Так, в Роснедрах подробно ответили на вопросы о месторождениях, аукционах и держателях лицензий. Центр занятости дал ответ на вопрос о структуре занятости населения округа. Минприроды Пермского края сообщило о несогласовании проекта освоения и договоре аренды. Многие игнорировали запросы частично — так, и минприроды РФ, и дирекция заповедника уклонились от ответа на вопросы о возможном исключении из «буфера» Вишерского заповедника золотоносных участков. Впрочем, они и не опровергли эту информацию. «UDS Golden group» полностью проигнорировала наш запрос.
  • Эксперты. Экспертные мнения мы собирали, преимущественно, в переписке в соцсетях: там связались с бывшим машинистом экскаватора и мастером драги, заслуженным учителем и общественником Красновишерска, старшим научным сотрудником Вишерского заповедника. Часть экспертных мнений собрали во время поездки в Красновишерск.

Интервью с бывшим гендиректором «Уралалмаза» можно назвать журналистской удачей — оно прошло без предварительного согласования встречи, при этом было мнение, что журналистов он не принимает. Также, без предварительного согласования, прошла встреча с главой Красновишерского городского округа.

Во время телефонной беседы комментарий дал профессор Георгий Воронов, под чьим руководством создавался заповедник. Роль экспертов в этом расследовании была значительной — они подтвердили гипотезу об ущербе, который золотодобыча нанесёт заповеднику.

Верификация

Информацию проверяли, в основном, за счёт поиска второго источника. Так, предположение депутата окружной думы о том, что на месторождении золота нет, подтверждали слова бывшего руководителя «Уралалмаза», который прекратил добычу золота на Сибиревском прииске из-за незначительности запасов и высоких расходов на заброску персонала.

Фотографию путешественника из Уфы Олега Чегодаева, на которой запечатлены нарушители в охранной зоне, подтвердил источник, который знаком с территорией. С его слов, нарушители там действительно были, но никакого протокола на них не составили. Кроме того, снимок я верифицировал, сопоставив дату в метаданных фото с треком путешественника (фото было сделано во время его трансуральского перехода), который он выложил в открытый доступ.

Подтверждение того, что месторождение находится в охранной зоне, мы нашли в решении Арбитражного суда. Также подтверждали с помощью геокодирования. Поворотные точки границ участков месторождения были доступны в аукционной документации, а данные о границах месторождений имеются и в Российском федеральном геологическом фонде — дальше нужно было состыковать одно с другим.

Упаковка и визуализация

Фотографии. Для иллюстрации итогов расследования мы использовали фотографии заповедника, нерекультивированных участков выработанных золотоносных и алмазных месторождений.

Некоторые снимки я сделал во время поездки в Красновишерск, но снимать в самом заповеднике не мог — из-за удаленности и труднодоступности места золотодобычи. Поэтому для иллюстрации текста использовал снимки бывших полигонов, которые сделал на Приполярном Урале, на стрелке рек Балбанью и Кожим. И еще один снимок с алмазного полигона, недалеко от Колчимского камня в Красновишерском районе. Эти полигоны не рекультивированы, на них ничего не растёт. По аналогии можно предположить, что подобное ждет притоки реки Вёлс в среднем течении.

С фотографией, которая стоит на открытии материала, повезло. Летом 2021 года известный путешественник Олег Чегодаев совершил трансуральский переход. Он проходил по территории заповедника и на бывшем Сибиревском прииске увидел машины и тенты. Это охранная зона, и здесь никого не должно быть.

Олег сделал снимок, потому что одним из условий выдачи ему разрешения на проход через заповедник была фиксация следов нарушителей. Он и зафиксировал, а потом вставил свой снимок в лекцию о путешествии. Я увидел это фото и попросил у Олега разрешения использовать его для иллюстрации текста. Он согласился сразу, без каких-либо расспросов.

Фото Олега Чегодаева

Карта. На ней мы показали расположение самой особо-охраняемой природной территории, охранную зону (тот самый «буфер», который защищает ООПТ от антропогенных воздействий) и месторождение, которое находится внутри «буфера». Карту создал инфографер издания 59.RU, в котором было опубликовано расследование. Мы не стали делать её интерактивной, в этом конкретном случае для понимания было достаточно статичного варианта.

Инфографика Евгении Бикуновой

Таймлайн. В в нём мы показали попытку исключения территории золотоносного месторождения из охранной зоны как череду последовательных событий. Этот элемент текста создан с помощью бесплатного сервиса Timeline JS.

Трудности

С того момента, когда мне сообщили о том, что дирекция заповедника пытается вырезать из охранной зоны золотоносный участок, до публикации прошло больше года. Через несколько месяцев работы над расследованием накопилась усталость, но я рад, что в тот момент параллельно поработал над текстом для проекта Храмоделы, съездил «в поле» поговорил с хорошими людьми. Это придало мне сил, мне нравятся поездки.

Продвижение

Постов было много. Их делали жители Красновишерска и эксперты, упомянутые в тексте. Расследованием поделился Олег Чегодаев. О нём рассказывали общественные организации экологической защиты (Комитет защиты Вычегды, ОГЭД «Нам здесь жить»), туристические объединения («Ураловед» и другие), неформальные объединения сотрудников заповедников и нацпарков («Наше заповедное дело», «Заповедная Россия»). О ситуации с заповедником сделал пост председатель пермского общества охраны природы.

Практически все публикации пользователи соцсетей и админы групп делали по своей инициативе. Из тех, кому я разослал просьбу с публикацией, опубликовал только паблик «Подслушано Красновишерск» и группа «Красавец наш — Урал». Её, как потом оказалось, ведут школьники — я этого не знал.

Реакция

Директор заповедника Павел Бахарев высказал свою позицию в интервью изданию «Красная Вишера» через две недели после выхода расследования. О своей переписке с Роснедрами он умолчал, однако признал, что если золотодобывающая компания пролоббирует добычу в буферной зоне, то заповедник не сможет этому помешать. Подчеркнул, что такое решение может быть принято только Министерством природных ресурсов и экологии РФ. От властей реакции не последовало. О каких-либо проверках со стороны Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры мне неизвестно.

Эмоции

Я лично избежал прямых обвинений в том, что расследование заказное, но такие предположения высказывались редактору портала, на котором вышел текст.

Обвинения, возможно, основаны на том, что вокруг директора заповедника создан образ непогрешимого защитника природы. Кто-то не захотел расставаться со своими иллюзиями. Меня это не задевает. Я дал возможность высказаться всем сторонам, заповедник и золотодобытчики этой возможностью не воспользовались.

Результатом работы я удовлетворен, несмотря на то, что реакции от надзорных органов не последовало. Будет продолжение темы. Наш заповедник — это Авгиевы конюшни, и надеюсь, мне не придётся их разгребать в одиночку.

Спецпроекты sdelano.media

Над материалом работала
Анастасия Сечина

Иллюстрации:
предоставлены
А. Дербенёвым

Делали похожие проекты? Расскажите о своем опыте, нам интересно!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: