проект

«Камера для новорожденного» или как страдают тюремные дети

ссылка на проект

авторы

Леонид Агафонов, автор проекта «Женщина. Тюрьма. Общество»;

Наталия Донскова, журналист.

финансирование

собственные средства

Команда правозащитного проекта «Женщина. Тюрьма. Общество» рассказала, как рожают заключенные женщины и как относятся к их младенцам.

человек в команде

просмотров

минут 40 секунд в среднем читали текст

Наталия Донскова
журналист

Все три года, что существует правозащитный проект «Женщина. Тюрьма. Общество», мы занимались темой тюремных детей. Это одна из флагманских тем для наших расследований. «Камера для новорожденного» — вторая публикация. Плюс мы проводим общественную кампанию, у нас создана петиция в поддержку детей, рожденных в местах лишения свободы.

Эта тема сложная не только эмоционально, но и организационно, и в плане оценки рисков. Очень много сил тратится на то, чтобы оценить ситуацию, оценить риски и возможные последствия для героев наших публикаций.

Почему на такие темы важно писать

Леонид Агафонов
правозащитник

Люди не знают, что на самом деле происходит в местах лишения свободы. Бывшие заключенные боятся рассказывать, потому что могут снова попасть в эту систему и к ним из-за публикации может быть применено насилие: физическое, психологическое или они получат худшее содержание в колонии.

Общество не понимает, что человека, которого посадили в колонию, уже наказали, и считает, что пытать заключенных, унижать, насиловать — это нормально. Конечно, многое зависит от того, по какой статье человек попал в места лишения свободы.

Сами сотрудники колонии не понимаю, что совершают преступление, когда избивают, насилуют заключенных или просто не выполняют свою работу. Эти сотрудники снимают пытки на камеру, делятся этим видео и думают, что просто выполняют свой долг, что так положено относиться к заключенным.

Наручники на женщин надевают сразу же после родов. Иллюстрация: Мария Святых

Эти стереотипы надо менять, надо показывать, что все должно происходить в рамках закона. И что относиться по-людски надо и к тем, кто оказался за решеткой.

Как работали над проектом

Наталия Донскова

Работа над всеми проектами делится на несколько этапов и занимает примерно месяц. Так как Леонид — правозащитник, тюремный наблюдатель и активно общается с заключенными, у него всегда есть герои, есть жалобы, заявления и обращения заключенных. Мы сначала смотрим, что у него есть и из этого формируем тему расследования, определяем героя публикации.

Затем встречаемся с героем, чтобы провести с ним интервью, фотографируем его. Добираем экспертное мнение и собираем дополнительную информацию по теме. Например, в тексте «Камера для новорожденного» использовали статистику по детской смертности в колониях. Собрать статистику бывает очень непросто — полноценной картины в виде данных нет или они разрознены и объединить их невозможно. Каждый раз думаем, как лучше эти данные оформить.

Далее структурируем материал, и после того, как его посмотрит редактор, верстаем в Тильде. Если есть необходимость добавляем мультимедийные штуки: видео, интерактивную карту, инфографику, словарик.

При подготовке проекта стараемся следовать законам драматургии, чтобы читателю хотелось читать текст.

Сложно поймать героя

Леонид Агафонов

С каждым героем я работаю от нескольких месяцев до нескольких лет. Работаю с их обращениями, консультирую.

Яну — героиню публикации «Камера для новорожденного» — я вел четыре года. Она то появлялась, то пропадала, поймать ее было довольно сложно.

Леонид Агафонов, правозащитник, и Яна, героиня материала «Камера для новорожденного».

Например, договорились на встречу и запись интервью, когда она жила в социальном центре с ребенком. Яна сначала согласилась, а накануне нашего приезда отказалась, сказала, что в центре ей запретили давать интервью. Похожие ситуации потом еще возникали. После первоначальной договоренности прошло несколько месяцев, прежде чем мы смогли пообщаться.

И Яна не единственная. Такое поведение для наших героев обычное. Объяснение этому есть: они не думают, что все будет хорошо, они думают, что снова попадут в систему и им припомнят их интервью. Для них это риски.

Как определить главное в тексте

Наталия Донскова

В таких темах, как роды и репродуктивное здоровье женщины, главное – это личные истории людей, поэтому всегда их поднимаем наверх. А потом уже добавляем то, что эту тему окружает. Совсем детали стараемся не упускать, так как они тоже важны.

Леонид Агафонов

Для меня главное — это высветить проблему. Мы ими — проблемами заключенных женщин — занимаемся системно, не такого, что один раз написали и забыли. Поэтому рассказываем о похожих проблемах из материала в материал, отталкиваясь от истории человека. Эти истории разные, и у самих героев разное восприятие, разное отношение к похожим ситуациям, многое они не договаривают, так как боятся.

О тюремных экспертах

Леонид Агафонов

В нашей теме экспертов почти нет. Журналисты иногда обращаются за экспертным мнением к человеку, который отбывал наказание в местах лишения свободы, но такой человек не может быть экспертом. Он смотрит на ситуации со своей колокольни, исходя из своего личного опыта. Поэтому опираться на его опыт непрофессионально и неправильно.

Мы в наших расследованиях заявляем о проблеме, рассказываем историю человека и даем экспертное мнение. То есть стараемся на проблему смотреть с разных позиций.

Наталия Донскова

Леонид — опытный правозащитник. Он всегда дает взвешенную точку зрения, объясняет доходчиво и аргументировано. Работая с другими экспертами, всегда смотрим и анализируем их мнение. Если нам кажется мнение непоследовательным, требующим дополнительного разъяснения, проверяем его, уточняем и дополняем.

В проекте «Камера для новорожденного» рассказывается история заключенной из Казахстана, которая родила ребенка после того, как ее изнасиловали сотрудники СИЗО. По мнению экспертов, исполнительные системы России и Казахстана похожи. Они словно близнецы, рожденные от одного родителя — ГУЛАГа.

О реакции аудитории

Леонид Агафонов

Наши проекты о женщинах с детьми на сайте «7×7» набирают просмотры выше среднего. И у таких материалов хорошая глубина просмотров, пользователи читают их в среднем по 6 минут.

Реакция читателей зависит от темы. Если речь идет о детях, то, как правило, нейтральная. Хотя наша петиция «Депутаты, защитите детей заключенных женщин. Они не должны лишаться свободы!» чуть более 90 тысяч подписей. При этом под ней было много отрицательных отзывов. Пользователи писали, что женщины теперь специально будут рожать, чтобы избежать наказание. Каждый судит по себе.

Несмотря на частую негативную реакцию, мы все равно будем заниматься этой темой — она для нас профильная.

Над материалом работала
Ольга Бердецкая

Иллюстрации:
скриншоты проекта
«Камера для новорожденного»

Знаете похожие технологии? Расскажите о своем опыте, нам интересно!